Дневник Вадима Быватова

Описание: Личный опыт участников форума по преодолению заикания.
Модераторы: Skif, Inkognito

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #681 Вадим Быватов » 05.07.2019, 18:47

Первый пункт по Гранту похоже только для обучения подходит.
Второй и третий - интереснее.

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #682 Вадим Быватов » 27.07.2019, 10:56

Вот такая гипотеза, скажем. Для размышления, естественно.

Речь при невротическом типе заикания улучшается при направленном изменении внутреннего состояния. Метроном, логопедия, резонансная речь или ещё что суть вспомогательные приёмы для наработки такого нового состояния. Буддийская медитация самонаблюдения (сатипаттхана) напрямую это делает.
Метроном конечно действует и как попросту тягач-бульдозер. В более комфортных условиях, скажем в группе в кабинете, манера речи кардинально меняется. Человек ощущает всем своим телом, всем существом, что говорит совершенно легко. Сразу пропадают запинки, ступоры и уловки. И в процессе идёт наработка этого необходимого состояния.
Аутотренинг будет иметь эффект только если в высшей ступени применять именно медитацию самонаблюдения. То есть опять же нарабатывать такое состояние. Просто повторение «формул самовнушения» - неэффективно.
Всё это - ИМХО! Для размышления.

MrMayson M
Аватара
MrMayson M
Репутация: 56
Лояльность: 273
Сообщения: 438
С нами: 1 год 4 месяца

Сообщение #683 MrMayson » 27.07.2019, 12:33

Человек ощущает всем своим телом, всем существом, что говорит совершенно легко. Сразу пропадают запинки, ступоры и уловки
По-моему мнению это ощущение является предвестником страха появления запинки и не думаю что обычный человек будет думать о том как сейчас легко произносить слова.
. Аутотренинг будет иметь эффект только если в высшей ступени применять именно медитацию самонаблюдения. То есть опять же нарабатывать такое состояние. Просто повторение «формул самовнушения» - неэффективно.
Расскажите больше об аутотренинге и медитации самонаблюдения пожалуйста. И почему неэффективно?
Если ты не поверишь тело не сможет, если же поверить то у тела стираются все лимиты невозможного

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #684 Вадим Быватов » 27.07.2019, 13:19

Аутотренинг применяли в ленинградском ЛОРНИИ давно ещё. Низшая ступень АТ - там нормально. Расслабление мышц, тяжесть, тепло. Это нормально. Вместо высшей ступени были формулы самовнушения. Они не работали. Общий результат - ноль. От АТ в речевом отделении ЛОРНИИ отказались.
Видимо вместо простого проговаривания формул самовнушения нужно было каким либо образом вызвать состояние спокойной, хорошей речи и как говорят психотерапевты - проэмоционировать, прочувствовать это состояние. Наблюдать за собой, тренировать это состояние. Это и есть медитация самонаблюдения.
Женя, я просто даю эти сведения для самостоятельного обдумывания. И уж если в НИИ ошибались ..... Сложное дело.
Это дело хорошего психотерапевта, специалиста по работе с подсознанием. И то наверное "подводных камней" много. Для самостоятельной работы нужно думать что лучше выбрать тот приём, который проще и лучше получается,- и работать с ним.
Что-нибудь новое может быть и неэффективным.
Насчёт аутотренинга я и сейчас отношусь к этому - не очень. Там нужно или правильно работать или вообще не работать с этим методом.
А вот наблюдать за собой когда у тебя всё получается, всё хорошо, радоваться этому - наверное очень даже реально полезно.

MrMayson M
Аватара
MrMayson M
Репутация: 56
Лояльность: 273
Сообщения: 438
С нами: 1 год 4 месяца

Сообщение #685 MrMayson » 27.07.2019, 20:17

Вадим Быватов писал(а):Аутотренинг применяли в ленинградском ....
спасибо за ответ)
Если ты не поверишь тело не сможет, если же поверить то у тела стираются все лимиты невозможного

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #686 Вадим Быватов » 09.08.2019, 16:23

Антон Новодережкин/ТАСС

Известный российский телеведущий Владимир Познер назвал, по его мнению, самого величайшего гения в истории.

Как считает журналист, это итальянский живописец, скульптор, архитектор, учёный, изобретатель, писатель, музыкант, один из крупнейших представителей искусства Высокого Возрождения, «универсальный человек» Леонардо да Винчи.

«Это величайший гений в истории человечества, – цитирует Познера РИА Новости. Он один такой. Не только как живописец, но и как инженер, но и как философ, и вообще непонятно, каким образом он мог существовать, к тому же красавец, силач».

При этом Познер отметил, что да Винчи как будто пришёл к нам «из другого мира».

«Именно у него я бы хотел взять интервью», – резюмировал журналист, добавив, что также с огромным удовольствием бы пообщался с такими великими личностями, как Пушкин и Шекспир.

Ведь не поспоришь! Великие люди!

Добавлено спустя 1 час 1 минуту:
ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ

В Спб возобновляет работу «Площадка Оратора» - «Группа самопомощи»

Регистрация на Площадку Оратора на среду 14 августа 2019 г. 19:00
Смотрите по адресу https://vk.com/porator_spb
Там же подробно – как добраться.

MrMayson M
Аватара
MrMayson M
Репутация: 56
Лояльность: 273
Сообщения: 438
С нами: 1 год 4 месяца

Сообщение #687 MrMayson » 11.08.2019, 21:24

Здравствуйте Вадим. Расскажите пожалуйста как со временем изменилось ваше восприятие мира? И как это повлияло на речь.
Если ты не поверишь тело не сможет, если же поверить то у тела стираются все лимиты невозможного

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #688 Вадим Быватов » 12.08.2019, 06:40

Если просто, то мировоззрение, восприятие мира в чём-то конечно поменялось. На речь это никак не повлияло. А именно улучшение речи у меня было и в 19 лет. Причём - за один месяц занятий. На изменения в общении влияет только работа, тренировки.
Более подробно я даже не знаю, что сказать.
То, что у меня,- это не так уж и важно. Люди ведь все разные и заикание – разное.
Но если кое о чём общем – то можно сказать. Вот, например, о расхожем мнении, что мол с возрастом заикание де уменьшается и исчезает. Это утверждение – чересчур категорично. Я видел человека лет шестидесяти, у которого, когда он говорил, были сильнейшие судороги во всём теле (!), ну и ступоры основательные. Ну а вообще конечно с возрастом человек меняется. Опять же в чём-то кто больше, кто меньше. В чём-то человек действительно становится спокойнее. Но это – вовсе неоднозначно.
Да, у молодых стрессовых факторов больше. Я прекрасно помню себя в таком возрасте. И, честно говоря, лучше не помнить. Но у более пожилых тоже есть свои заботы.

MrMayson M
Аватара
MrMayson M
Репутация: 56
Лояльность: 273
Сообщения: 438
С нами: 1 год 4 месяца

Сообщение #689 MrMayson » 12.08.2019, 08:02

Вадим Быватов писал(а):Если просто, то мировоззрение, восприятие мира в чём-то конечно поменялось. На речь это никак не повлияло. А именно улучшение речи у меня было и в 19 лет. Причём - за один месяц занятий. На изменения в общении влияет только работа, тренировки.
Более подробно я даже не знаю, что сказать.
То, что у меня,- это не так уж и важно. Люди ведь все разные и заикание – разное.
Но если кое о чём общем – то можно сказать. Вот, например, о расхожем мнении, что мол с возрастом заикание де уменьшается и исчезает. Это утверждение – чересчур категорично. Я видел человека лет шестидесяти, у которого, когда он говорил, были сильнейшие судороги во всём теле (!), ну и ступоры основательные. Ну а вообще конечно с возрастом человек меняется. Опять же в чём-то кто больше, кто меньше. В чём-то человек действительно становится спокойнее. Но это – вовсе неоднозначно.
Да, у молодых стрессовых факторов больше. Я прекрасно помню себя в таком возрасте. И, честно говоря, лучше не помнить. Но у более пожилых тоже есть свои заботы.
Спасибо!)
Если ты не поверишь тело не сможет, если же поверить то у тела стираются все лимиты невозможного

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #690 Вадим Быватов » 22.08.2019, 08:58

https://youtu.be/8CRmH9qrvic

Добавлено спустя 28 секунд:
phpBB [video]

taghaer M
Аватара
taghaer M
Репутация: 424
Лояльность: 31
Сообщения: 392
С нами: 11 лет 6 месяцев
Откуда: Санкт-Петербург
ICQ YouTube

Сообщение #691 taghaer » 22.08.2019, 12:33

практика - единственный критерий истины.
Молодец Вадим, успехов тебе!
Сдаются только квартиры, шлюхи и слабаки!

Мой видеоканал. Практика выдео-выступлений тут: http://www.youtube.com/user/greevaz

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #692 Вадим Быватов » 22.08.2019, 14:05

Благодарю, Андрей!

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #693 Вадим Быватов » 03.09.2019, 12:53

Нужно признать, что во многих случаях тренировка речи не даёт результата. Вопрос – почему? Видимо ответ – простой. Можно тренировать речь правильно, а можно неправильно. А вот как правильно и как это – неправильно,- здесь уже наверное гораздо сложнее!

Вот у меня после успешного прохождения курса была такая ошибка. Я давал себе задания. А давай мол я попробую ….. спросить это, попробую ….. сказать там то-то и то-то. А ну давай-ка попробую, попробую, …. попробую! Ну и напробовался. Так я не тренировал, а растрачивал натренированную хорошую речь.
Внимание! Если человек хочет попробовать, именно попробовать сказать что-то где-то в более сложной для него скажем ситуации, значит у него есть тень сомнения. А если есть хотя бы тень сомнения, то она, в конце концов, выльется в срыв. Ну и всё! Тогда приехали. Но думайте конечно сами. Ещё раз …– думайте сами! Я не дока. Просто вопрос – важный. … Но если … в подобных вещах мы ошибёмся, … то результат не заставит себя ждать.
Вывод. Правильной тренировкой мы улучшаем, усиливаем потенциал хорошей речи, а другой в кавычках «тренировкой», неправильной тренировкой, неправильными действиями можно просто растрачивать наработанное таким трудом вплоть до срыва, хотя человек и будет возможно возмущаться – он, мол де работает ведь.
Точнее не знаю, что сказать. Просто поднимаю вопрос.

Добавлено спустя 7 часов 1 минуту:
"Правильная работа" это наверное однозначно правильные мысли, эмоции. Наверное это - наипервейшее.

Добавлено спустя 2 минуты 15 секунд:
Если у человека есть сомнение и т п то в конце концов у него наверное будет срыв.

Гамлет M
Аватара
Гамлет M
Репутация: 262
Лояльность: 647
Сообщения: 996
С нами: 12 лет 11 месяцев
Откуда: Кишинев

Сообщение #694 Гамлет » 03.09.2019, 20:42

Вадим Быватов, мы не можем контролировать наличие или отсутствие у себя сомнений. Они всегда будут. Но если мы не будем пробовать - мы будем загонять себя в скорлупу логоневроза. И в результате мы будем бояться своей речи, избегать речевых контактов.

Если что-то идёт не так - надо вернуться на шаг назад, к технике речи. Просто замедлить речь. Проанализировать, что мы делаем неправильно.
Сначала тебя не замечают. Потом над тобой смеются. Потом с тобой борются. А потом ты побеждаешь. (С) Махатма Ганди.

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #695 Вадим Быватов » 04.09.2019, 01:38

Гамлет писал(а):Вадим Быватов, мы не можем контролировать наличие или отсутствие у себя сомнений. Они всегда будут
Гамлет, вот в ЛОРНИИ почти у всех были "сомнения" и весь месяц их учили технике речи. Бесполезно. Многие как пришли так и ушли. У Лохова, странно конечно, но после короткой его инструкции - как говорить под метроном, сомнения, запинки, уловки все сразу ушли и сразу пошла наработка да, под метроном, но лёгкой речи на всех уровнях. И на ментальном и на эмоциональном.
Просто у меня впоследствии ошибка была - что я на улице стал говорить без метронома и, конечно, с "сомнениями". Поспешил оставить метроном. "Неудобно" было мне. (
Гамлет, сомнений быть не должно, особенно при тяжёлом изначально заикании.
Сколько людей и видов заикания, столько мнений. Останемся при своём мнении. ) Это - правильно.
Благодарю за комментарий.

Valera981
Valera981
Репутация: 11
Лояльность: 0
Сообщения: 27
С нами: 4 года

Сообщение #696 Valera981 » 04.09.2019, 09:09

Здравствуйте.
Мое имхо -
Какие то сомнения всегда будут, и не думать о них, это как не думать о белом кролике.
Я согласен, что должны быть разные речевые ситуации, от простых к сложным. Мозг наиболее запоминает и тренируется как мы себя вели в сложных ситуациях. Другой вопрос получится ли сразу расслаблено спокойно говорить в сложной ситуации. Вроде и молодец, не испугался говорить в сложной ситуации, но на счет речи, там уж как будешь себя вести так мозг и запомнит. Можно и без запинок сказать, но через напряжение лишь бы сказать. Или с запинкой, но стараясь все сделать правильно. И я считаю, что второй случай ведет к наработке речи, а первый от нее.

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #697 Вадим Быватов » 04.09.2019, 10:57

Вот "страшный секрет"! Правда, он был озвучен ещё 2 400 лет назад. По моему всё же много дельного.
Да, сомнения, опасения какие-то всегда есть. Опытные актёры волнуются перед выступлением. Но они это волнение как-то регулируют. У меня перед докладами в скайпе, перед выступлениями на Пл. Оратора тоже всегда есть волнение. Но я стараюсь чтобы оно как бы было в стороне. Зато после скажем, удачного доклада настроение - хорошее. Наверное человек на ступеньку, на пол-ступеньки поднялся.
Теперь. Как можно уменьшить волнение, чтобы оно не захлестнуло, так сказать?
Я просто проговариваю что-либо. Можно и сам доклад. И наблюдаю свою, обязательно абсолютно легкую речь. Именно наблюдаю. Можно в пустой комнате. Это вроде медитации. Медитация самонаблюдения. Тем более у меня, если что, есть фундамент - метроном. Речь под метроном должна быть тщательно наработана, чтобы это был действительно фундамент.
Но каждый должен конечно выбирать сам. Тоже - ИМХО.

Valera981
Valera981
Репутация: 11
Лояльность: 0
Сообщения: 27
С нами: 4 года

Сообщение #698 Valera981 » 04.09.2019, 14:19

Я рад, что у кого то 2 400 лет назад со мной совпало мнение, правда не понял о чем. Но я в любом случаи не позиционировал это как "страшный секрет".

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #699 Вадим Быватов » 05.09.2019, 07:41

Запись со вчерашней встречи в Группе самопомощи. (Площадка Оратора)
https://youtu.be/Y9QvZo71riU

phpBB [video]


Добавлено спустя 4 часа 33 минуты:
Решил выложить ещё одно видео. Несколько сумбурно. Живая речь. Материал не подготовлен. Но есть интересное.
https://youtu.be/Pu1aeRiNgPQ

phpBB [video]


Добавлено спустя 8 часов 57 минут:
Попробую потом получше разобраться в этой технике ИНП и дать запись. Наверное лучше тоже с Пл. Оратора. Интересно то, что мы здесь работаем с тем, что "ни увидеть, ни потрогать". Техника психотерапевта Самариной А.С. Естественно дам на дилетантском уровне.
Valera981 писал(а):Я рад, что у кого то 2 400 лет назад со мной совпало мнение, правда не понял о чем. Но я в любом случаи не позиционировал это как "страшный секрет".
Речь о технике сатипаттхана (медитация самонаблюдения). Техника дана была Гаутамой Буддой. В настоящее время используется во многих практиках и разных вариантах.

Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Аватара
Вадим Быватов M
Человек форума - 2018
Репутация: 351
Лояльность: 434
Сообщения: 887
С нами: 5 лет
Откуда: Спб
ВКонтакте

Сообщение #700 Вадим Быватов » 10.09.2019, 16:56

Выкладываю конспект из ветки методики М. И. Лохова. В двух вариантах. Спасибо нашим друзьям с форума, создавшим эти конспекты.
Спойлер
Теперь о длительности и слоге. Как ребенок начинает говорить? Именно по слогам, причем на всех языках мира, в том числе и на восточных, на которых куча слов, обозначение которых состоит из единственной тонированной гласной. Слог - это генетический кирпичик речи, не подверженный изменениям при всех поражениях мозга. Поэтому на него и делается основная ставка. В каком темпе слога ребенок начинает говорить? Где то в диапазоне от одного до двух слогов в секунду. Вот вам и естественный диапазон слоговой ритмики. Мы как бы переходим на начальный уровень развития речи и повторяем весь путь развития в ускоренном темпе. Почему 1,5-2 месяца? Вначале этот отрезок был выбран чисто экспериментальным путем. Затем я обнаружил, что это минимальной время, за которое ребенок переходит от слоговой речи к фразовой и все встало на свое место.
Итак, система проста и естественна.
1. Заикание - вторичное проявление первичного поражения мозга (погибли нервные клетки в речевых областях мозга). Необходимо подключить резервные нервные клетки, что мы делаем при помощи дополнительного введения аминокислот (пантогам, глицин и т.п.), производимых самим мозгом.
2. В резервных клетках необходимо запустить генетическую речевую программу, которая базируется на слоговой речи под кодовый ритм метронома. 3.Новую речь необходимо закрепить психологически, чему способствую сеансы психотерапии (гипноза), собственного аутотренинга (для взрослых). ежедневное прослушивание аудиокассеты с записью психотерапевтического сеанса. и ежедневные тренировки речи в стрессовых условиях (сначала выступления в группе, затем вопросы на улице, затем публичные выступления в аудитории - учебном классе, на работе и т.д.).
Более подробно психофизиологические механизмы указанных действий можно объяснить или в книгах, или в подробном эссе, которое сейчас готовится мной для опубликования в интернете.
Во-первых, я не говорил, что все так просто. Проста по сути сама методика. А сам путь совсем не прост, а скорее наоборот. Во-вторых, рецидивы - отдельный вопрос, который я еще даже не затрагивал. Попробуем все по порядку.
Отмечу без ложной скромности, что мной впервые в середине 80-х годов с применением компьютерной обработки электроэнцефалограммы (ЭЭГ) было показано нарушение межструктурных взаимодействий в коре головного мозга при заикании. На пальцах это объяснить трудно. Поэтому я сейчас и занят написанием более развернутого эссе. Все это частично объяснено в моих книгах. Самое главное, что нормальное взаимодействие между структурами восстанавливается в процессе лечения заикания по описанному методу. Более того, по результатам анализа ЭЭГ молчащего ребенка 2-4 лет можно определить, с чем связано его молчание, скоро ли он заговорит и какие необходимо провести мероприятия для скорейшего восстановления речевого процесса. Это главная психофизиологическая основа, используемая в процессе лечения как у детей, так и у взрослых. Основываясь на полученных данных при лечении многих сотен людей, можно сделать некоторые выводы о неудачах в лечении (которые, конечно же бывают!), и о рецидивах.
Сразу необходимо разделить детей и взрослых, страдающих заиканием. У детей в подавляющем большинстве случаев это просто нарушение речевого процесса. У взрослых, также в подавляющем большинстве случаев, это логоневроз - одна из разновидностей большого класса неврозов навязчивых состояний. Некоторые люди боятся темноты, некоторые - замкнутого пространства, а взрослые заикающиеся боятся собственной речи. Т.е. на первичное заикание под влияние внешней среды накладывается невроз. И это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Поэтому лечить детей легче и рецидивов у них меньше. Это более благодарное занятие, к тому же меньше влияющее на собственную психику врача, что немаловажно. Здесь главная проблема - родители ребенка, в большинстве своем тоже не совсем здоровые люди (я знаю, что говорю,т.к. до начала 90-х годов обследовал не только детей, но и их матерей - это несколько сотен человек; по данным ЭЭГ и психологическим тестам 65% матерей имели выраженные психические отклонения от нормы). Поэтому, чтобы успешно вылечить ребенка, необходимо сначала вылечить родителя. Иногда это удается сделать параллельно в одной группе. Но подавляющее большинство родителей считают больными не себя, а врача, который рекомендует им пройти курс лечения. Вот вам и первый, а для детей главный, источник рецидивов!
Некоторые, как дети, так и взрослые, не исполняют строго всех предписаний врача. А здесь это особенно важно. С центральной нервной системой шутки плохи. Сама речь, особенно у детей, восстанавливается довольно быстро - за 2-3 месяца. Но процесс лечения может считаться законченным только тогда, когда по результатам ЭЭГ полностью восстановятся взаимоотношения между структурами головного мозга. И здесь опять-таки не хватает терпения ни у родителей детей, ни у самих взрослых заикающихся. Ну, и наконец, если говорить о взрослых, - "невроз, дело тонкое". С женой поругался, начальник косо посмотрел, водки перебрал и т.д и т.п. Конечно, я даю методики выхода из неожиданных срывов, но все они, как правило, основаны на прочно освоенной саморегуляции, упражнения по укреплению которой необходимо делать ежедневно, несмотря на так любимые у нас праздники, дни рождений, дни Парижской коммуны и т.п. Если стаж заикания (логоневроза) более 15 лет, такие упражнения необходимо делать регулярно, что, увы, не в духе отечественных традиций. Наверное, есть более простые способы, связанные с современной психофармакологией, но в одиночку больших исследований не проведешь.
Дело в том, что нарушения взаимодействия между структурами головного мозга видны непосредственно не на самой ЭЭГ, а на результатах её анализа кросскорреляционным методом, т.е. нужен компьютерный электроэнцефалограф (КЭЭГ) с соответствующим программным обеспечением. Мне такую программу сделали специалисты-компьютерщики еще в 1994 году.
Далее, с Константином Юрьевичем Ретюнским я знаком с начала 90-х годов. Это, пожалуй, мой единственный полноценный ученик, у которого хватило терпения высидеть весь курс и использовать метод в дальнейшем в клиниках Екатеринбурга.
Используемые нами аминокислоты - ГАМК, глицин и некоторые другие, вырабатываются в самом мозге. Это так называемые нейрорегуляторные аминокислоты, которые участвуют в образовании новых связях между нервными клетками головного мозга, стимулируют обучение и память, повышают устойчивость мозга к повреждающим факторам внешней среды. Они употребляются не только для лечения, но и здоровыми людьми для сохранения высокой степени работоспособности мозга. Противопоказаний к применению у них просто не существует.
Методика лечения может нравиться или не нравиться, но все примененные способы лечения отработаны на уровне реального изменения взаимоотношения между структурами мозга и доказывают улучшения такого взаимодействия в направлении нормы, будь то фармакология или психотерапевтические воздействия. Кроме того, мне впервые удалось визуально на компьютерной ЭЭГ показать, что же такое заикание и ряд других пограничных психических расстройств. Тщу себя надеждой, что если удастся внедрить в широкую практику с помощью фирмы Мицар компьютерные электроэнцефалографы с соответствующим программным обеспечением, то неврологи будут не только стучать молоточком по коленке больных, но и на основании КЭЭГ делать заключение и назначать соответствующее лечение, в том числе и фармакологической.
Теперь насчет моего собственного лечения, вернее, самолечения. Никаких препаратов я вообще не принимал и не принимаю. Заикался с 9 лет, после тяжелой двусторонней пневмонии, когда находился между жизнью и смертью. Лечили меня красным стрептоцидом (других лекарств в условиях эвакуации просто не было). Уже тогда знали о его очень вредном влиянии на мозг, но выбор отсутствовал. С четвертого класса практически все устные предметы отвечал письменно и так до конца школы. В институте стало легче, т.к. ВУЗ был технический, да и устных ответов практически не было.
Перепробовал многих врачей и логопедов. Лежал 2 месяца в стационаре Института уха, горла, носа в Ленинграде в 1956 году, лечился сеансами гипноза в Самаре и Москве, был даже на приеме у самого мощного по тем времена психотерапевта К.М.Дубровского (учителя Кашперовского и Андроновой) в 1964 году в г.Харькове - все с нулевым результатом. Правда, Дубровский меня на сеанс не взял, а послал к Андроновой (ныне Арутюнян), о чем я уже писал выше. От Андроновой узнал о слоговой речи. Ни её сеансы, ни слоговая речь сама по себе мне на первых порах тоже не помогли. Друзья сделали мне электронный метроном, и вот слог плюс электронный метроном сразу дали результаты. Тест был простой, но надежный. Я тогда работал у С.П.Королева. Приходилось много ездить по сверхсекретным объектам. Пропуск мы с собой не имели. Он находился на проходной в охране и каждый раз я должен был называть шестизначный кодовый номер пропуска. Это занимало у меня 2-5 минут и было развлечением для скучающих охранников, которые уже давным давно знали меня в лицо на всех объектах. Используя метроном, я назвал номер с первого раза, чем привел охрану в полуобморочное состояние. Они даже делали дополнительные проверки личности. Вот такой был эксперимент на шести разных объектах в разных климатических поясах наше Родины.
Потом под метроном и слоговой речью говорил примерно два года. Причем не просто говорил, а делал научные доклады на весьма солидных заседаниях. Правда, здесь была неоценимая поддержка самого С.П.Королева, который во всеуслышание заявил, что такая речь ему даже больше нравится, чем бормотание некоторых достойных научных мужей. А у нас как? Начальство сказало - это закон. Не знаю, справился бы я сам без такой поддержки с стали бы меня вообще слушать. А так слушали и терпели.
Вместо таблеток применял самовнушение и медитацию. Один из психотерапевтов в Самаре был одержим Йогой. Он переписывался со всем Миром, и кое что от него перепало и мне. Правда сам он на этой почве попал в психушку. Здесь излишества тоже вредны, как и передозировка препаратов! Йога в нашей жизни в принципе не выполнима, но кое какие упражнения я делаю ежедневно до сих пор в течение примерно 30-40 мин, как и самовнушение. Думаю, это имеет большое значение для поддержания должного психического равновесия. Кроме того, сами сеансы психотерапии, которые я провожу в течение более 25 лет с больными, тоже оказывают огромное влияние. "Леча других, излечиваюсь сам" - изречение одного из известных французских психотерапевтов.
Психотерапевт во время лечения сам должен побывать в шкуре больного. Я помню каждый год моих страданий и довольно легко могу встать на место практически любого больного, от ребенка до взрослого. Думаю, этот момент имеет большое значение в успехе моей помощи другим больным. Наверное, я не такой талантливый психотерапевт, как Дубровский, Андронова или Некрасова. Но другие не менее талантливые психотерапевты признавали, что они неспособны так лечить заикание, как это делаю я, так как не могут вникнуть в психику больного с дефектами речи.
Детей в возрасте до 10-12 лет мы вылечиваем всех (если у них нормальные условия жизни и нормальные родители, что бывает не так уж часто!), но берём в группу не всех, а только после обследования самих детей и их родителей. Принимаем в группу с 5 лет, если возраст ребенка соответствует его психическому развитию. Чтобы восполнить дефицит речевых клеток необходимо включить резервные клетки, что достигается применение аминокислот. В частности пантогама (предшественник ГАМК) и глицина (естественная аминокислота животного происхождения). Обращаю внимание, что эти вещества производятся самим мозгом и не являются лекарственными препаратами в истинном значении этого понятия. Т.к. аминокислоты являются добавком к собственному производству мозга, принимать их надо строго в одно и то же время, чтобы не нарушить ритмику биохимизма работы мозга. Это очень важное условие, которое часто не соблюдается. 4. Подключаемые резервные клетки не являются речевыми, но в каждой из них содержится полная генетическая программа, в том числе и речевая. Чтобы активировать эту программу необходимо перейти на ранний этап развития речи, когда ребенок начинает говорить по слогам: "па-па, ма-ма" и т.д. Слоговая речь является характерной для всех языков мира и слог остается генетически сохранным кирпичиком речи практически при всех ее поражениях. 5. Наименьший период перехода от слоговой речи ребенка к без слоговой речи. составляет не менее 2-х месяцев, что и обусловливает длительность интенсивного курса занятий. Меньшая длительность занятий нарушает физиологические основы развития речи. 5. Для облегчения усвоения слоговой речи применяется электронный метроном, настроенный на частоту, кратную одному из основных ритмов головного мозга по ЭЭГ. В ходе освоения слоговой речи сразу вырабатывается выразительность на основании психотерапии, освоения пауз и ударений. Недаром один из великих артистов Станиславский несколько лет по 3-4 часа в день занимался слоговой речью, о чем можно прочесть в его книге "работа актера над собой. Работа актера над речью".
Далее, необходимо четко различать заикание и логоневроз. У детей, как правило, заикание. У взрослых – логоневроз, т.е. заикание, осложненное одной из разновидностью невроза навязчивых состояний – боязнью собственной речи, особенно в стрессовой обстановке. Понятно, что второй вид значительно сложнее и лечение его, кроме мероприятий по нормализации работы мозга в целом, должно сопровождаться целенаправленной психотерапией. Поэтому, если у детей до 10 лет проблем с лечение заикания практически нет (вылечиваем всех, если только родители выполняют все наши условия), то у взрослых их очень много. Главная проблема – желание самого больного вылечиться. Конечно, все хотят быть «здоровыми и богатыми, а не бедными и больными», но такими желаниями, как известно, выстлана дорога в ад. Надо иметь конкретную цель.
Считается, что клетки головного мозга при завершении его развития (примерно к 5-6 годам) теряют способность к делению. Однако мозг обладает колоссальными резервами: подсчитано методами позитронно-эмиссионной томографии, что при самой напряженной деятельности мы задействуем не более 3-5% от всего количества клеток. То есть, налицо существование громадного резерва, который можно использовать. Например, применение пантогама (предшественника гамма-аминомасляной кислоты, вырабатываемой самим мозгом) включает дополнительные резервные нервные клетки как раз в речевых областях головного мозга. Почему так происходит, не совсем ясно, но это именно так. Поэтому применяя препарат строго в определенное время суток длительное время (3-4 месяца) мы уменьшаем дефицит речевых клеток и увеличиваем возможности к восстановлению речи. Конечно на фоне подключения резерва необходимо тренировать сами речевые способности мозга. Это - не "золотая таблетка", а облегчение вероятности успеха нашей ежедневной работы над речью.
Препарат даёт эффект не сразу, а в течение 2-4 месяцев регулярного использования при соблюдении определённых условий его применения. Во-первых, пить его необходимо в одно и то же время (плюс-минус 30 мин., несмотря на субботы, воскресения, дни Парижской коммуны и другие, столь любимые нами праздники). Во вторых, пить надо в первой половине дня (до 15 часов), т.к. подключаются дополнительные резервные нервные клетки головного мозга, что может ухудшить процесс засыпания. В-третьих, желательно пить вместе с травными наборами, например, ново-пасситом, которые являются своеобразным закрепителем получаемого эффекта. И. наконец, нельзя ждать быстрого эффекта, т.к. подключение резервных клеток, особенно в таких сложных областях мозга, как речевые, процесс длительный и занимает не один месяц. Что касается дозировок. Для детей до 3-4 лет я назначаю по пол-таблетки стандартной дозировки дважды в день. Для детей 4-7 лет - по одной таблетки дважды в день. И наконец для взрослых - по две таблетки дважды в день. Ещё раз повторяю, что прием пантогама эффективнее проводить на фоне травных сборов, закрепляющих его эффект. Ново-пассит желательно использовать в жидком виде и только немецких фирм. Принимать его надо во второй половине дня. Для детей до 3-4 лет - половина чайной ложки после 17 часов, для детей старшего возраста - по одной чайной ложке (которую можно разделить на две половинки: пол чайной ложки в 17 часов,и пол чайной ложки в 20 часов).
Заикание - вторичное проявление остаточных (резидуальных) поражений мозга на раннем этапе его развития. В 80% внутриутробно, в 10% - при родах, остальные 10% падают на случаи, не поддающиеся статистике. Поражение вызывает нарушение взаимодействия между структурами головного мозга, особенно проявляющимися в стрессовых ситуациях, сопровождающихся нарушениями не только речи, но и внимания, поведения и т.п. Лечение должно быть комплексным, направленным в первую очередь на компенсацию нарушенного взаимодействия между структурами головного мозга, что избавляет в дальнейшем от возможности проявления более серьезных заболеваний (эпилепсии, невроза навязчивых состояний и т.д.).
Лечение основано на включении резервов мозга и восстановлении генетически запрограммированного межструктурного взаимодействия. Эти цели достигаются как при помощи веществ, являющимися аналогами аминокислот, производящихся в самом мозге больного (глицин, пантогам и др.), так и навязыванием кодового ритма, который задается от внешнего источника (электронного метронома). Практическая частота кодового ритма, соотносящаяся с ритмикой собственных частот головного мозга детей 3-7 лет (на основании исследований ЭЭГ более чем 4000 больных и здоровых детей) составляет 80-90 ударов в минуту, что соответствует частоте произнесения первых слоговых слов ребенком ("па-па", "ма-ма", "дя-дя" и т.д.). В этом легко убедиться, если в семье есть маленькие дети.
Кроме того требуется большая работа на слоговой речи: ежедневно не менее 4-6 часов общего времени. Сама длительность занятия не должна превышать 20-25 мин, т.к. на более длительный отрезок времени у маленького ребенка не хватает сил для концентрации внимания. Далее необходимо делать перерыв, заполненный, желательно, двигательными упражнениями (хотя бы танцами).
В ходе занятий осваивается слоговая речь (легче это делать в стихотворной форме), когда под каждый удар метронома произносится слог - сочетание согласного и гласного звуков (одного иногда двух гласных, как при первых словах ребенка). Ударение при этом делается на гласный звук, который немного растягивается таким образом, чтобы при произнесении его в слове внутри себя как бы слышалась гласная предыдущего слога. Вообщем, вслушайтесь в первые слова 8-12 месячного ребенка (если нет своего, то соседского, у друзей и т.п.)! Я здесь ничего не выдумывал, всё взято у Природы.
Для усвоения слоговой речи ребенком дома должна быть создана соответствующая языковая среда, когда все в семье в присутствии ребенка разговаривают между собой и с ребенком только слогом, желательно (особенно на первых 2-3-х неделях занятий) под кодовый ритм метронома. Это, кстати, весьма благоприятно сказывается на состоянии нервной системы взрослых, считающих себя (иногда без достаточных на то оснований) здоровыми людьми и на семейных отношениях в целом. Лица, не желающие подчиняться этому требованию, должны быть изолированы от общения с больным ребенком.
Для детей 5-7 лет, у которых подражательная способность утеряна и "хромает" послушание, освоение слоговой речи возможно только в группе, под контролем опытного психотерапевта. При этом требования к речевой работе в домашних условиях не только не ослабляются, но даже ужесточаются. Надо хорошо усвоить, что без интенсивной домашней работы и без создания соответствующих условий для речевой работы дома, исправить заикание не возможно. Каким бы талантом не обладал психотерапевт, заикание - дефект социальный, и вылечить его можно только в группе (или только домашней, или учебной плюс домашней). Внешние условия, как и принимаемые препараты, лишь создают почву для излечения, но никогда не обеспечивают его полностью.
Вот, примерно, первый урок для родителей. Если у Вас есть соответствующие условия для домашней работы, и вы готовы выполнять все приведенные выше требования, тогда читайте дальше. Если нет - успокойтесь и смиритесь с мыслью, что заикание вашего ребенка в дальнейшем перерастет плавно в логоневроз, и он всю жизнь будет бояться своей собственной речи. Конечно, заикание - не зубная боль, которая вынуждает немедленно бежать к врачу, но и не больной зуб, который можно вырвать и не вспоминать о нем всю оставшуюся жизнь.
Итак, получаете источник ритма 80 ударов в минуту (с такой частотой начинает свою речь каждый ребёнок, и вы начинали когда-то) и начинаете вспоминать свою детскую слоговую речь: под каждый удар метронома произносите один слог - сочетание гласного и согласного или один гласный звук. При этом гласный звук в слоге немного растягивается таким образом, чтобы произнося следующий слог вы внутри себя как-бы ещё слышали предыдущую гласную (ма-ма, па-па. гу-ля и т.д.). Когда-то вы уже так говорили, поэтому вспомнить такую речь не составляет особого труда. Легче начать вспоминать слоговую речь на стихах, т.к. стих предполагает протягивание гласного в слоге. Начинать надо с таких стихов, которые можно петь на любой мотив. Хорошо подходят стихи Пушкина, Есенина и других, всем известных поэтов-классиков. Стихи проще учить наизусть, что необходимо для развития и тренировки речевой памяти, и тех связей головного мозга, по которым эта память реализуется.
Итак, мы восстанавливаем естественную клеточную речевую ритмику головного мозга и подключаем резервные связи и клетки. С этой целью производим "подкормку" мозга аминокислотами, т.е. теми веществами, которые производят сами клетки головного мозга. На это обращаю особое внимание: добавляем вещества, которые производит сам головной мозг, а не какие-то неизвестные лекарственные препараты.
Не надо расстраиваться и горевать по поводу того, что месяц говорил под метроном, а потом несколько дней более быстрым слогом или вообще без слога. Основы слоговой речи, как показывает практика, закладываются за 2-3 недели, ведь такая речь существует в нашей генетической памяти, и мы, строго говоря, просто восстанавливаем наше детство. Однако напоминание о нашем детстве необходимо поддерживать ежедневными тренировками (как в спорте). Метроном должен работать круглые сутки, особенно ночью, когда посторонние помехи минимальные. Силу звука можно уменьшить до минимума - мозг и так все прекрасно услышит. На слоговой речи под метроном необходимо работать не менее 2-х часов ежедневно: чтение стихов с соблюдением пауз (в зависимости от знаков препинания) и выделением силой голоса ударного слога в слове, чтением и пересказом прозы, в том числе докладов или публичных выступлений, которые необходимо тщательно готовить.





Спойлер
Привет всем! Спасибо за добрые слова. Что касается Commandante, то приходится вспоминать библейскую притчу о вылеченных прокаженных: из многих,только двое выразили благодарность. А ведь вылечено немало! Более 4000 человек, в том числе из Парижа, Берлина, Тель Авива, Нью-Йорка. Правда, в основном дети. Но и взрослых около тысячи. В 1989 году была телепередача по нашему 5 каналу. Затем по радио Россия. Очередь была на 4 года. Затем все постепенно распалось вместе с распадом Союза. И неудивительно. Сейчас из Владивостока к нам доехать вдвое дороже, чем из Нью-Йорка. А здесь слишком много жуликов, которые обещают вылечить чуть ли не за неделю. Конечно, неделя больше подходит, чем полтора месяца. Но увы! Мало не значит хорошо.
Теперь о длительности и слоге. Как ребенок начинает говорить? Именно по слогам, причем на всех языках мира, в том числе и на восточных, на которых куча слов, обозначение которых состоит из единственной тонированной гласной. Слог - это генетический кирпичик речи, не подверженный изменениям при всех поражениях мозга. Поэтому на него и делается основная ставка. В каком темпе слога ребенок начинает говорить? Где то в диапазоне от одного до двух слогов в секунду. Вот вам и естественный диапазон слоговой ритмики. Мы как бы переходим на начальный уровень развития речи и повторяем весь путь развития в ускоренном темпе. Почему 1,5-2 месяца? Вначале этот отрезок был выбран чисто экспериментальным путем. Затем я обнаружил, что это минимальной время, за которое ребенок переходит от слоговой речи к фразовой и все встало на свое место.
Итак, система проста и естественна.
1. Заикание - вторичное проявление первичного поражения мозга (погибли нервные клетки в речевых областях мозга). Необходимо подключить резервные нервные клетки, что мы делаем при помощи дополнительного введения аминокислот (пантогам, глицин и т.п.), производимых самим мозгом.
2. В резервных клетках необходимо запустить генетическую речевую программу, которая базируется на слоговой речи под кодовый ритм метронома. 3.Новую речь необходимо закрепить психологически, чему способствую сеансы психотерапии (гипноза), собственного аутотренинга (для взрослых). ежедневное прослушивание аудиокассеты с записью психотерапевтического сеанса. и ежедневные тренировки речи в стрессовых условиях (сначала выступления в группе, затем вопросы на улице, затем публичные выступления в аудитории - учебном классе, на работе и т.д.).
Более подробно психофизиологические механизмы указанных действий можно объяснить или в книгах, или в подробном эссе, которое сейчас готовится мной для опубликования в интернете.
Во-первых, я не говорил, что все так просто. Проста по сути сама методика. А сам путь совсем не прост, а скорее наоборот. Во-вторых, рецидивы - отдельный вопрос, который я еще даже не затрагивал. Попробуем все по порядку.
Во всех международных классификаторах болезней (например, МКБ-10), заикание относится к разделу под общим названием "Психические расстройства и расстройства поведения", и далее к подразделу "Поведенческие и эмоциональные расстройства, начинающиеся в детском и подростковом возрасте". В пункте F98 этого подраздела дается пояснение, что это "Речь, которая характеризуется частым повторением или пролонгацией звуков, слогов или слов; или частыми остановками или нерешительностью в речи, что разрывает её ритмической течение..." Т.е. описание дано на вполне бытовом уровне и никакой медициной здесь "не пахнет" по причине скудности наших знаний об этом явлении. Отмечу без ложной скромности, что мной впервые в середине 80-х годов с применением компьютерной обработки электроэнцефалограммы (ЭЭГ) было показано нарушение межструктурных взаимодействий в коре головного мозга при заикании. На пальцах это объяснить трудно. Поэтому я сейчас и занят написанием более развернутого эссе. Все это частично объяснено в моих книгах. Самое главное, что нормальное взаимодействие между структурами восстанавливается в процессе лечения заикания по описанному методу. Более того, по результатам анализа ЭЭГ молчащего ребенка 2-4 лет можно определить, с чем связано его молчание, скоро ли он заговорит и какие необходимо провести мероприятия для скорейшего восстановления речевого процесса. Это главная психофизиологическая основа, используемая в процессе лечения как у детей, так и у взрослых. Основываясь на полученных данных при лечении многих сотен людей, можно сделать некоторые выводы о неудачах в лечении (которые, конечно же бывают!), и о рецидивах.
Сразу необходимо разделить детей и взрослых, страдающих заиканием. У детей в подавляющем большинстве случаев это просто нарушение речевого процесса. У взрослых, также в подавляющем большинстве случаев, это логоневроз - одна из разновидностей большого класса неврозов навязчивых состояний. Некоторые люди боятся темноты, некоторые - замкнутого пространства, а взрослые заикающиеся боятся собственной речи. Т.е. на первичное заикание под влияние внешней среды накладывается невроз. И это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Поэтому лечить детей легче и рецидивов у них меньше. Это более благодарное занятие, к тому же меньше влияющее на собственную психику врача, что немаловажно. Здесь главная проблема - родители ребенка, в большинстве своем тоже не совсем здоровые люди (я знаю, что говорю,т.к. до начала 90-х годов обследовал не только детей, но и их матерей - это несколько сотен человек; по данным ЭЭГ и психологическим тестам 65% матерей имели выраженные психические отклонения от нормы). Поэтому, чтобы успешно вылечить ребенка, необходимо сначала вылечить родителя. Иногда это удается сделать параллельно в одной группе. Но подавляющее большинство родителей считают больными не себя, а врача, который рекомендует им пройти курс лечения. Вот вам и первый, а для детей главный, источник рецидивов!
Некоторые, как дети, так и взрослые, не исполняют строго всех предписаний врача. А здесь это особенно важно. С центральной нервной системой шутки плохи. Сама речь, особенно у детей, восстанавливается довольно быстро - за 2-3 месяца. Но процесс лечения может считаться законченным только тогда, когда по результатам ЭЭГ полностью восстановятся взаимоотношения между структурами головного мозга. И здесь опять-таки не хватает терпения ни у родителей детей, ни у самих взрослых заикающихся. Ну, и наконец, если говорить о взрослых, - "невроз, дело тонкое". С женой поругался, начальник косо посмотрел, водки перебрал и т.д и т.п. Конечно, я даю методики выхода из неожиданных срывов, но все они, как правило, основаны на прочно освоенной саморегуляции, упражнения по укреплению которой необходимо делать ежедневно, несмотря на так любимые у нас праздники, дни рождений, дни Парижской коммуны и т.п. Если стаж заикания (логоневроза) более 15 лет, такие упражнения необходимо делать регулярно, что, увы, не в духе отечественных традиций. Наверное, есть более простые способы, связанные с современной психофармакологией, но в одиночку больших исследований не проведешь.
С Лией Зиновьевной Андроновой (ныне Арутюнян) я знаком с 1965 года. Она вначале тоже использовала слоговой метод. У нее научился психотерапии и впервые понял, что здесь важно не образование, а талант. Кстати, сама Л.З по образованию логопед, а в психотерапию попала, по её словам, случайно: летом пришел вызов из Харькова на курсы психотерапевтов к Казимиру Марковичу Дубровскому. Ехать в Железнодорожной больнице, где она тогда работала, было некому (период отпусков) и послали логопеда. На курсы приехало много народу. Дубровский прошел сквозь всю эту толпу, и пальцем указал на нескольких людей, в том числе на Андронову и Некрасову, ныне, к сожалению, покойную, и тоже по образованию логопеда. Вот так начались эти уникальные методики, ныне носящие имена этих талантливых женщин. Меня к Андроновой тоже послал К.М.Дубровский, к которому я приехал на лечение в 1964 году. Он меня на курс лечения не взял, а отправил назад в Самару со странным напутствием: "Вылечишься сам, но не скоро. У вас в Самаре моя лучшая ученица - Л.З.Андронова. Она поможет". Сам по себе слог на начальном этапе мне мало помог, пока я с помощью друзей не сделал электронный метроном. Под ритм метронома сразу стало легче, и я поверил в ритмы мозга. Метрономы электронные тогда были в диковинку, и Андронова стала вместо метронома использовать движения пальцами рук. Тем не менее, первое авторское свидетельство на способ лечения заикания мы подали вместе с Андроновой в 1982 году. Его апробация прошла в Москве у Шкловского. Психотерапевтический сеанс вела Лия Зиновьевна, и метод получил полное одобрение. Авторское свидетельство выдали в 1983 году (Способ лечения заикания. Авт.свид. СССР, № 10490965). В том же году в журнале Физиология человек (т.9, с.854-859) вышла наша совместная научная статья, из которой, как я думаю, Л.З. впервые узнала об устойчивом патологическом состоянии и его дестабилизации - понятия, разработанные в НИИ экспериментальной медицины РАМН, в отделе Н.П.Бехтеревой, в котором я тогда работал. Поэтому защита авторского свидетельства заслуга практически полностью Л.З., а научное обоснование - полностью мое, и вся моя дальнейшая научная работа была связана с углублением познания психофизиологии заикания и других пограничных психических расстройств.
Первые данные по анализу ЭЭГ заикающихся были получены мной в 1985-1989 гг. В 1988 году вышли методические рекомендации МЗ СССР "Комплексный способ психофизиологической коррекции речи у детей", в которых впервые в популярной форме была описана сама методика. Думаю, что она не получила распространение из-за отсутствия соответствующей приборной базы и сложностей, возникающих при компьютерном анализе ЭЭГ, на котором базируется методика. Эти трудности есть и сейчас, несмотря на многочисленные заявления о развитии нанотехнологий в нашей стране. Какие уж тут "нано", если элементарного медицинского оборудования не хватает, а больничные койки стоят в коридорах клиник! Тем не менее, в 1988 году в том же журнале Физиология человека (т.14, с.38-42; который, кстати, полностью переводился на английский язык в США) была опубликована моя большая статья по исследованию механизмов заикания, основные положения которых остаются неизменными до сих пор. И до сих пор все упирается в технической оснащение. Дело в том, что нарушения взаимодействия между структурами головного мозга видны непосредственно не на самой ЭЭГ, а на результатах её анализа кросскорреляционным методом, т.е. нужен компьютерный электроэнцефалограф (КЭЭГ) с соответствующим программным обеспечением. Мне такую программу сделали специалисты-компьютерщики еще в 1994 году. До этого момента приходилось записывать ЭЭГ на магнитный носитель и долго обрабатывать её на весьма несовершенных ЭВМ Минск-1 и Минск-2. Только с появление компьютерный электроэнцефалогафов такой процесс стал доступен в широком использовании (если иметь соответствующие программы). КЭЭГ выпускаются Таганрогским Медиком ЛТД, а у нас в Питере - объединением Мицар. Однако в последнем программа кросскорреляционного анализа ЭЭГ до сих пор не отлажена как следует, и не идет ни в какое сравнения с используемой в моих исследованиях. Специалисты, которые делали мою программу, увы, давно уже работают в США, и оказать помощь специалистам Мицара не в состоянии. Не оставляю надежды с помощью заинтересованных лиц из Объединения Детская психиатрия г.С.Петербурга довести КЭЭГ Мицар до кондиции и внедрить их использование в широкую медицинскую практику. Но это пока только мечты! Думаю, для Вас не является большим секретом, что в нашей стране чиновникам на все новые исследования просто наплевать, если они не приносят им быстрые "левые" деньги.
Далее, с Константином Юрьевичем Ретюнским я знаком с начала 90-х годов. Это, пожалуй, мой единственный полноценный ученик, у которого хватило терпения высидеть весь курс и использовать метод в дальнейшем в клиниках Екатеринбурга. Других было немало, но терпения у них хватало на 1-2 недели, после чего обычно следовали слова о гениальности метода, с обычным заключением:"Мы так не сможем". Приезжали и иностранные гости, которые обычно сетовали на отсутствие соответствующей приборной базы и слабо знакомство с основами электроэнцефалографии. Вот на таком уровне остается положение дел к настоящему времени. Да, метод позволяет фиксировать нарушения межструктурных взаимодействий в головном мозге при заикании ( и не только при заикании, но это уже отдельная тема!), их изменения в процессе лечения, влияние различных фармакологических препаратов на эти взаимодействия и многое многое другое. Большие перспективы, но маленькие возможности.
Используемые нами аминокислоты - ГАМК, глицин и некоторые другие, вырабатываются в самом мозге. Это так называемые нейрорегуляторные аминокислоты, которые участвуют в образовании новых связях между нервными клетками головного мозга, стимулируют обучение и память, повышают устойчивость мозга к повреждающим факторам внешней среды. Они употребляются не только для лечения, но и здоровыми людьми для сохранения высокой степени работоспособности мозга. Противопоказаний к применению у них просто не существует.
Теперь еще раз о лекарствах. Это понятие очень широкое. В моем понимании, это те вещества, которые вводятся в организм для лечения того или иного заболевания со стороны, но не производятся самим организмом. Например, антибиотики - вещества, которые производятся в природе одними бактериями в борьбе против других бактерий. Или сульфаниламидные препараты - искусственные аминокислоты, которые подменяют натуральные аминокислоты, необходимые для размножения бактерий. Практически все вещества, применяемые в психиатрии, производятся самим головным мозгом. Поэтому, с моей точки зрения, лекарствами не являются. Из этого положения вытекают два важных следствия: 1.очень важна дозировка препаратов, используемых в психиатрии, и ритмичность их применения (строго в одно и то же время, чтобы мозг согласовал собственное производство с поступлением извне); 2.возможность саморегуляции процессов выделения этих веществ в головном мозге субъекта. Саморегуляция возможна в процессе длительных целенаправленных тренировок (что ясно доказывает применение различных восточных методик), либо при психотерапевтическом воздействии со стороны, либо при направленном полевом воздействии на мозг (звук, свет, электрополевое воздействие и т.п.). Все эти способы в конечном итоге также воздействуют на биохимические процессы головного мозга, т.к. мозг - это сложнейшая биохимическая машина. Во всяком случае сейчас это наиболее распространенная точка зрения. Поэтому как ни крутись, без "химии" не обойтись! Важно понимать эту "химию" и стараться идти с ней в ногу, соблюдая глобальный принцип медицины:"Не навреди!"
Итак, без лекарств обойтись можно, без "химии" - нельзя. В каком виде она будет применяться - в виде таблеток, упражнений Йогов, психотерапевта (гипнотизера), иглоукалывания и т.п и т.д., это вопрос Вашего выбора. Хочу только отметить, что за всю свою достаточно продолжительную жизнь в России я встретил не более десятка человек в совершенстве владеющими методами саморегуляции. Поэтому наша методика комплексная. Она включает в себя и применение необходимых добавок извне, и психотерапию, и овладение простыми методами саморегуляции, и даже массаж некоторых активных точек китайской Чжень-Дзю терапии. Многоплановый подход к лечению с анализом результатов по КЭЭГ дает неплохие результаты как для взрослых, так и особенно для детей. О лечении детей в возрасте до 4-х лет, которое могут проводить сами родители, постараюсь написать на соответствующем сайте этого раздела, а то мне, признаться, больно слышать вопли родителей, и малокомпетентные советы новоиспеченных психологов про любовь и дружбу. Наша школа психологов была почти полностью уничтожена к 1936 году. Достаточно сказать, что первый вменяемый Психологический журнал вышел в 1980 году. Небольшую группу медицинских психологов сумел сохранить в Московском университете А.Р.Лурия, за что ему честь и хвала. Применение американских рецептов на русской почве без соответствующей практики и психологической школы малоэффективно.
Однако хочу заметить, что к логопедам я не имею ни малейшего отношения. Моя специальность психофизиология. По отношению к врачам и логопедам это примерно то же самое, как физика относится к инженерному делу. Если помните фильм "Девять дней одного года" - физик не лудильщик, он должен быть лучше любого лудильщика. Поэтому моей задачей в течение примерно 40 лет было попробовать раскрыть механизмы заикания. Частично это удалось сделать на уровне взаимодействия между структурами головного мозга. На клеточном уровне это пока сделать невозможно, т.к. неизвестны механизмы работы клетки. Методика лечения может нравиться или не нравиться, но все примененные способы лечения отработаны на уровне реального изменения взаимоотношения между структурами мозга и доказывают улучшения такого взаимодействия в направлении нормы, будь то фармакология или психотерапевтические воздействия. Кроме того, мне впервые удалось визуально на компьютерной ЭЭГ показать, что же такое заикание и ряд других пограничных психических расстройств. Тщу себя надеждой, что если удастся внедрить в широкую практику с помощью фирмы Мицар компьютерные электроэнцефалографы с соответствующим программным обеспечением, то неврологи будут не только стучать молоточком по коленке больных, но и на основании КЭЭГ делать заключение и назначать соответствующее лечение, в том числе и фармакологической. Кто панически боится фармакологии, могу отослать к книге П.Крюи "Борьба с безумием". Барбитураты открыли новую эпоху в лечении психических заболеваний, ранее неизлечимых. Могу только повториться, что мы используем вещества, производимые самим головным мозгом, и строго говоря лекарствами не являющимися.
Так что методика лечения может нравиться или не нравиться, но каждый её шаг отработан в соответствии с объективным методом обследования больных, и альтернативной методики я не встречал в мировой практике.
Действительно, детей лечить значительно легче, т.к. у них просто заикание, а не логоневроз.
Теперь насчет моего собственного лечения, вернее, самолечения. Никаких препаратов я вообще не принимал и не принимаю. Заикался с 9 лет, после тяжелой двусторонней пневмонии, когда находился между жизнью и смертью. Лечили меня красным стрептоцидом (других лекарств в условиях эвакуации просто не было). Уже тогда знали о его очень вредном влиянии на мозг, но выбор отсутствовал. С четвертого класса практически все устные предметы отвечал письменно и так до конца школы. В институте стало легче, т.к. ВУЗ был технический, да и устных ответов практически не было.
Перепробовал многих врачей и логопедов. Лежал 2 месяца в стационаре Института уха, горла, носа в Ленинграде в 1956 году, лечился сеансами гипноза в Самаре и Москве, был даже на приеме у самого мощного по тем времена психотерапевта К.М.Дубровского (учителя Кашперовского и Андроновой) в 1964 году в г.Харькове - все с нулевым результатом. Правда, Дубровский меня на сеанс не взял, а послал к Андроновой (ныне Арутюнян), о чем я уже писал выше. От Андроновой узнал о слоговой речи. Ни её сеансы, ни слоговая речь сама по себе мне на первых порах тоже не помогли. Друзья сделали мне электронный метроном, и вот слог плюс электронный метроном сразу дали результаты. Тест был простой, но надежный. Я тогда работал у С.П.Королева. Приходилось много ездить по сверхсекретным объектам. Пропуск мы с собой не имели. Он находился на проходной в охране и каждый раз я должен был называть шестизначный кодовый номер пропуска. Это занимало у меня 2-5 минут и было развлечением для скучающих охранников, которые уже давным давно знали меня в лицо на всех объектах. Используя метроном, я назвал номер с первого раза, чем привел охрану в полуобморочное состояние. Они даже делали дополнительные проверки личности. Вот такой был эксперимент на шести разных объектах в разных климатических поясах наше Родины.
Потом под метроном и слоговой речью говорил примерно два года. Причем не просто говорил, а делал научные доклады на весьма солидных заседаниях. Правда, здесь была неоценимая поддержка самого С.П.Королева, который во всеуслышание заявил, что такая речь ему даже больше нравится, чем бормотание некоторых достойных научных мужей. А у нас как? Начальство сказало - это закон. Не знаю, справился бы я сам без такой поддержки с стали бы меня вообще слушать. А так слушали и терпели.
Вместо таблеток применял самовнушение и медитацию. Один из психотерапевтов в Самаре был одержим Йогой. Он переписывался со всем Миром, и кое что от него перепало и мне. Правда сам он на этой почве попал в психушку. Здесь излишества тоже вредны, как и передозировка препаратов! Йога в нашей жизни в принципе не выполнима, но кое какие упражнения я делаю ежедневно до сих пор в течение примерно 30-40 мин, как и самовнушение. Думаю, это имеет большое значение для поддержания должного психического равновесия. Кроме того, сами сеансы психотерапии, которые я провожу в течение более 25 лет с больными, тоже оказывают огромное влияние. "Леча других, излечиваюсь сам" - изречение одного из известных французских психотерапевтов.
Психотерапевт во время лечения сам должен побывать в шкуре больного. Я помню каждый год моих страданий и довольно легко могу встать на место практически любого больного, от ребенка до взрослого. Думаю, этот момент имеет большое значение в успехе моей помощи другим больным. Наверное, я не такой талантливый психотерапевт, как Дубровский, Андронова или Некрасова. Но другие не менее талантливые психотерапевты признавали, что они неспособны так лечить заикание, как это делаю я, так как не могут вникнуть в психику больного с дефектами речи.
Детей в возрасте до 10-12 лет мы вылечиваем всех (если у них нормальные условия жизни и нормальные родители, что бывает не так уж часто!), но берём в группу не всех, а только после обследования самих детей и их родителей. Принимаем в группу с 5 лет, если возраст ребенка соответствует его психическому развитию. До 4-5 лет родители способны сами вылечить ребенка от заикания. Как это сделать мы объясняем им во время обследования. Курс лечения в группе занимает 1,5 месяца (сто часов, три занятия в неделю по 5 часов каждое). Продолжительность (как и сама методика лечения) выбрана на основании реального срока развития речи ребенка от первых слов до начального этапа фразовой речи. Как показывает наш 25 летний опыт, уменьшение этого срока приводит к быстрым рецидивам (повторному появлению заикания в более тяжелой форме). Поэтому не верьте методам, гарантирующим излечение заикания за несколько недель. То же касается и взрослых больных. Однако если детей можно заставить лечиться, то для взрослых и подростков это сделать невозможно. Поэтому к ним предъявляются более суровые требования. Как показывает практика, вылечиваются только те из них, для которых речь - это настоятельная жизненная необходимость (например, поступить в институт на гуманитарный факультет или в военное училище; лишиться престижной и высокооплачиваемой работы из-за дефекта речи и т.п.). Если это просто благое желание, которыми, как известно, выстлана дорога в ад, а сам больной в этой жизни мало чего самостоятельно добился - просто плыл по течению, то успеха не будет: человек и в жизни как следует не потрудился, и над речью работать не будет. Разве что уж очень тяжелая форма заикания (логоневроза). У нас такие люди начинают говорить с первого занятия и цепляются за новую речь "железной хваткой". Вот такая ситуация - чем хуже, тем лучше!
Постараюсь объяснить коротко. 1. В результате почти 30-и летних исследований доказано, что заикание - вторичное проявление первичного поражения мозга, чаще внутриутробного, в результате чего нарушается работа слухо-речевых областей головного мозга и межструктурные взаимодействия, что можно видеть по ЭЭГ. 2. В слухо-речевых структурах преимущество получают так называемые пейсмеккерные (или эпилептические) нервные клетки, т.к. в норме они тормозятся частично погибшими речевыми клетками, что вызывает повышенную судорожную активность мозга. Отсюда необходимость применения противосудорожных препаратов. 3. Чтобы восполнить дефицит речевых клеток необходимо включить резервные клетки, что достигается применение аминокислот. В частности пантогама (предшественник ГАМК) и глицина (естественная аминокислота животного происхождения). Обращаю внимание, что эти вещества производятся самим мозгом и не являются лекарственными препаратами в истинном значении этого понятия. Т.к. аминокислоты являются добавком к собственному производству мозга, принимать их надо строго в одно и то же время, чтобы не нарушить ритмику биохимизма работы мозга. Это очень важное условие, которое часто не соблюдается. 4. Подключаемые резервные клетки не являются речевыми, но в каждой из них содержится полная генетическая программа, в том числе и речевая. Чтобы активировать эту программу необходимо перейти на ранний этап развития речи, когда ребенок начинает говорить по слогам: "па-па, ма-ма" и т.д. Слоговая речь является характерной для всех языков мира и слог остается генетически сохранным кирпичиком речи практически при всех ее поражениях. 5. Наименьший период перехода от слоговой речи ребенка к без слоговой речи. составляет не менее 2-х месяцев, что и обусловливает длительность интенсивного курса занятий. Меньшая длительность занятий нарушает физиологические основы развития речи. 5. Для облегчения усвоения слоговой речи применяется электронный метроном, настроенный на частоту, кратную одному из основных ритмов головного мозга по ЭЭГ. В ходе освоения слоговой речи сразу вырабатывается выразительность на основании психотерапии, освоения пауз и ударений. Недаром один из великих артистов Станиславский несколько лет по 3-4 часа в день занимался слоговой речью, о чем можно прочесть в его книге "работа актера над собой. Работа актера над речью".
Теперь, что касается вопроса употребления противосудорожных средств. В результате первичного поражения речевых областей головного мозга, из-за особенностей анатомического устройства этих зон, преимущество в них получают пейсмеккерные (или эпилептические) нейроны. Восстановить равновесие можно двумя путями: подключением резервных клеток и подавлением (временным!) активности пейсмеккерных нейронов. На первом этапе мы применяем оба способа, т.к. подключение резервных клеток довольно длительный процесс, занимающий 1-2 года, а восстанавливать работу речевых областей головного мозга (и вместе с ними - межструктурное взаимодействие во всем мозге в целом) необходимо как можно быстрее. Это совсем не означает, что противосудорожные препараты необходимо употреблять долгое время. Только до тех пор, пока не вступят в работу резервные клетки, срок подключения которых зависит от интенсивности работы пациента, его психонервных особенностей и по статистике ( а нами вылечено уже более 3000 больных) не превышает 1-2 лет. Причем дозы противосудорожных препаратов в нашем случае примерно на порядок меньше, чем в обычной клинической практике в случае лечения эпилепсии. Например, суточная доза клоназепама даже для взрослых составляет не более 1 мг за сутки за три приема. Для сравнения, при лечении миоклонической эпилепсии такая доза превышает 10 мг за сутки в комплексном применении с другими противосудорожными препаратами. Наши дозы можно назвать гомеопатическими, т.к. применение препарата направлено лишь на понижение фоновой активности пейсмеккерных нейронов, а не на разрушение очага эпилептической активности, которого в нашем случае не существует.
Опять приходится возвращаться «к нашим баранам». Не лечится заикание фармакологией, не лечится! Создаются лишь условия для исправления работы поврежденного мозга. Повреждения эти «резидуальные» - остаточные, и никакой томографией их выявить нельзя, даже в детском возрасте. О них можно лишь судить по нарушениям взаимодействия между структурами головного мозга, которое четко определяется при компьютерной обработке ЭЭГ методами кросскорреляционного анализа. И это – доказанный факт. Первые исследования по такой методике у здоровых детей в возрасте от нескольких месяцев до 6-7 лет еще в 70-х годах прошлого века провела Т.П.Хризман, за что ей честь и хвала. Тем более что компьютеров в нашем понимании тогда не было, и обработка электроэнцефалограмм проводилась практически вручную. Титанический труд сотен студентов института им. Лесгафта!
Далее, необходимо четко различать заикание и логоневроз. У детей, как правило, заикание. У взрослых – логоневроз, т.е. заикание, осложненное одной из разновидностью невроза навязчивых состояний – боязнью собственной речи, особенно в стрессовой обстановке. Понятно, что второй вид значительно сложнее и лечение его, кроме мероприятий по нормализации работы мозга в целом, должно сопровождаться целенаправленной психотерапией. Поэтому, если у детей до 10 лет проблем с лечение заикания практически нет (вылечиваем всех, если только родители выполняют все наши условия), то у взрослых их очень много. Главная проблема – желание самого больного вылечиться. Конечно, все хотят быть «здоровыми и богатыми, а не бедными и больными», но такими желаниями, как известно, выстлана дорога в ад. Надо иметь конкретную цель. Например, был у нас такой случай. Мужчина 55 лет, заикался с детства, мучился у логопедов безрезультатно. Нашел работу в конструкторском бюро, где речь была практически не нужна. В начале 90-х годов бюро развалилось. Друзья устроились в Канаде. Позвали его на очень приличную должность, но поставили условия, чтобы вылечился от заикания. И что вы думаете? Вы-лечился у нас за 1,5 месяца. Через два года написал из Канады – все в полном порядке. Стал директором крупной фирмы. Общается очень много, без проблем и даже на двух иностранных языках (английском и французском).
Отсюда вытекает ряд условий при приеме в группу, если это обычный логоневроз – с друзьями болтаем без особых проблем, выступать не можем, в магазинах и по телефону –трудности. Тяжелые формы расстройства речи (если человек свою фамилию произнести не может за 30-40 сек) лечим без проблем. Там мотивация и так ясна. Условия (для совсем взрослых) следующие: 1) больной должен окончить школу или техникум, а лучше - высшее учебное заведение, т.е. он должен доказать, что несмотря на свой недостаток кое-чего в жизни добился; 2) у человека должна быть ясная цель в жизни, для чего ему нужна речь - требования работодателя, продвижение по работе (если таковая требует повседневного многочасового общения), поступление в высшее учебное заведение на факультет, на котором дефекты речи – явный отрицательный фактор (например, педагогический институт, лечебный факультет медицинского института и т.п.); 3) отсутствие других психических расстройств, например, шизофрении.
У взрослых мозг в значительной степени скорректировал (кому повезло!) свою работу, но проблемы в межструктурном взаимодействии все-таки остались. Они выявляются в стрессорных ситуациях, когда в наибольшей степени требуется работа всего мозга в целом. В относительно спокойном состоянии мозг с речью справляется. То же касается экстремальных воздействий на мозг, например, гипноза. Под действием гипноза резко изменяется взаимодействие между структурами мозга на запрограммированное генетически, и речь восстанавливается, но, как правило, временно. Потом все возвращается «на круги своя». Поэтому грамотное лечение логоневроза должно использовать комплексные способы продления гипнотического «ударного» воздействия, в том числе методы обратной связи, фармакологические и другие. Наш метод использует комплексное воздействие, в котором фармакология является только одной из составляющих, подготавливающих мозг к более эффективному восприятию других воздействий, и восстанавливающих его естественный биохимический фон работы.
Что касается других вопросов, в том числе «американского», постараюсь ответить позже. Замечу только, что те же «американцы» методом магнито-резонансной томографии несколько лет назад нашли существенные отличия мозга взрослых больных заиканием от здоровых испытуемых. А вообще то они одержимы генетикой. Перефразируя известное выражение, считают, что «все болезни от генов» Мы с ними часа три спорили по этому поводу на очередной конференции по проблемам мозга, без видимых результатов.
Теперь, что касается МРТ и поражения мозга при заикании. Резидуальное поражение, т.е. остаточное, само по себе ни на каких снимках мозга выявиться не может. О таких поражениях судят по результатам работы мозга в целом, в частности, по нарушению взаимодействия между его структурами, что можно видеть при кросскорреляционном анализе ЭЭГ или методами позитронно-эмиссионной томографии. Только эти методы показывают динамику работы мозга. МРТ – это статический метод, наподобие электронной микроскопии. Он (пока, во всяком случае) динамику выявить не может.
Теперь углубимся в мою биографию.
Вернувшись осенью 1964 года от К.М.Дубровского из Харькова практически ни с чем (т.к. на сеанс он меня не взял, а пробурчал: "сам вылечишься!"), только с напутствием обратиться к его лучшей ученице Л.З.Андроновой, я по приезде в Самару (мой родной город после блокадного Ленинграда) так и сделал, правда не сразу, а примерно через год. Услышав рекомендацию своего учителя, Андронова практически сразу взяла меня в группу, хотя очередь к ней была не на один год. Ни каких пальцев тогда не было, но использовалась методика слоговой речи. Сами сеансы особого влияния на меня не оказали, а вот использование слоговой речи дало впечатляющий результат, значительно облегчивший моё существование. Знакомые с электроникой друзья сделали для меня портативный электронный метроном, с которым я практически не расставался. Ритм метронома я вначале подбирал исходя из обстановки, но затем нашел наиболее подходящую мне частоту 80 ударов в минуту и пользуюсь ей до настоящего времени в своих сеансах по лечению заикания у других больных.
В конце 60-х поступил в аспирантуру Политехнического института, но не задумываясь бросил её, когда в 1970 году появилась книга И.В.Данилова "Патофизиология логоневрозов", в которой впервые в мире были опубликованы данные по изменению ЭЭГ при заикании и его лечении слоговым методом. Нашел Данилова, приехал к нему домой, и после почти 10 часовой беседы он пригласил меня на работу к себе в лабораторию, которая входила в состав отдела по изучению психофизиологии человека ИЭМ РАМН, руководимой Н.П.Бехтеревой. Так кончилась моя "физическая" деятельность и началась "психофизиологическая".
К сожалению, путь мой в этом направлении оказался нелегким, т.к. через 1,5 года после моего появления в ИЭМ, И.В.Данилов скоропостижно скончался в возрасте всего 53-х лет, тему с заиканием закрыли и вернулся я к ней лишь через долгих 10 лет, после защиты кандидатской степени.
В- третьих, необходимо сделать ЭЭГ ребенку, и в случае наличия в ней пароксизмальной активности (она как правило возникает на тесте "гипервентиляция", который надо обязательно проводить), позвонить мне по телефону: 89217666294 или 89052127757, для получения рекомендаций по противосудорожной терапии.
Поясняю про заикание и ДЦП: да, они именно рядом. Просто речевые клетки наиболее слабые и поражаются первыми, первыми погибают. Но если источник поражения сильный, например, асфиксия плода длится несколько минут без должного родовспоможения, то могут поражаться и двигательные центры мозга. В большинстве случаев при ДЦП поражены и речевые, и двигательные центры, причем поражены серьезно. Поэтому примерно в 30-40% случаев страдает интеллект ребенка, т.к. двигательная активность запускает работу многих других центров мозга, связанных с развитием интеллекта. Речевые центры не столь активны, и на первом этапе развития мозга не столь важны. Напомню, что первые слова ребенок произносит где-то в районе года, когда мозг в целом уже во всю работает и основные генетические программы развития уже запущены. Однако это не означает, что задержка в развитии речи совсем не сказывается на развитии интеллекта.
Считается, что клетки головного мозга при завершении его развития (примерно к 5-6 годам) теряют способность к делению. Однако мозг обладает колоссальными резервами: подсчитано методами позитронно-эмиссионной томографии, что при самой напряженной деятельности мы задействуем не более 3-5% от всего количества клеток. То есть, налицо существование громадного резерва, который можно использовать. Например, применение пантогама (предшественника гамма-аминомасляной кислоты, вырабатываемой самим мозгом) включает дополнительные резервные нервные клетки как раз в речевых областях головного мозга. Почему так происходит, не совсем ясно, но это именно так. Поэтому применяя препарат строго в определенное время суток длительное время (3-4 месяца) мы уменьшаем дефицит речевых клеток и увеличиваем возможности к восстановлению речи. Конечно на фоне подключения резерва необходимо тренировать сами речевые способности мозга. Это - не "золотая таблетка", а облегчение вероятности успеха нашей ежедневной работы над речью.
Что касается моих самоисследований. Когда мы были одним институтом, позитронно-эмиссионный томограф только проходил стадию отладки. Затем вместе с этой установкой от нас отделился Институт мозга, и такие исследования стали просто невозможными из-за плохих отношений между руководством институтами. Своё ЭЭГ я многократно исследовал, и в лучшие годы мог запросто управлять основными ритмами мозга: усиливать или уменьшать амплитуду альфа-ритма, вызывать медленные ритмы и т.д. Персональных компьютеров тогда, увы, не было и анализировать изменения взаимодействия между структурами головного мозга я не имел возможности. Конечно, интересно бы было исследовать людей, обладающих экстрасенсорными возможностями, но что-то они ко мне в очередь на обследование не выстраиваются, а мне хватает забот и с больными.
Кстати, насчет связи шизофрении с заиканием: на мой взгляд никакой связи нет. Большее тяготение заикания к эпилепсии органического происхождения, что наблюдается при анализе ЭЭГ.
Во-первых, правое полушарие заведует исключительно образным мышлением, в том числе переводом образов в слова. Левое полушарие заведует логическим мышлением, в том числе и исполнением речевых функций. Поэтому в прежние времена (конец 19 века и большая часть 20-го) правое полушарие считали неким придатком к логическому-левому. пока с легкой руки великого К.Юнга (советую всем ознакомится с его работами, которые были запрещены в СССР) не осознали, что ведущим-то как раз является правое полушарие головного мозга. Мы рождаемся без слов, но мозг уже запрограммирован на 60-70% образами, и в дальнейшем операции с образами производятся мозгом примерно в миллион раз быстрее, чем со знаками, будь то слова, математические или музыкальные знаки. Все творческие процессы у человека совершаются в сфере образного мышления, но результаты мы вынуждены переводить в знаки, чтобы сообщить сородичам итоги своих мыслей. Заикание - нарушение или затруднение функционирования правого полушария по переводу образного мышления в кодовое словесное, что вызывает задержку в исполнительных речевых структурах левого полушария. Сходные процессы в чисто механическом плане вызываются при навязчивых повторяющихся двигательных реакциях - тиках, поэтому у детей примерно в 20% случаев заикание сопровождается тиками мышц лица, рук и т.п. Сейчас почему-то разнообразные двигательные тики принято называть "синдромом Туретта", хотя это совсем не равноценные вещи. Туретт в конце 19 века описал случай с одной маркизой из уважаемого рода во Франции, у которой во время приступов судорог лицевых мышц происходило прямо таки извержение нецензурной лексики, которое заканчивалось с окончанием мышечных судорог. Этот описанный им случай и носит название "синдром Туретта". В практической медицине встречается исключительно редко, даже в наш скорбный век поголовного сквернословия.
Далее, эпилепсия генетического происхождения, которая относится к разряду психических заболеваний, заболевание очень сложное,с плохо установленным механизмом возникновения, несмотря на то, что на исследование этого механизма потрачено не одно десятилетие исследований. Достаточно сказать, что разработка ЭЭГ в середине 20-го века началась и стимулировалась именно ради исследования механизмов эпилепсии, но воз, как говорится, и ныне там. Гораздо понятнее по механизмам возникновения эпилепсия и нарушения речи (афазии), связанные с механическими поражениями мозга. Там тоже далеко не всё ясно, но хотя бы известен первоисточник дефекта, т.е. место первичной травмы мозга. Поэтому на последнем международном симпозиуме по дефектам речи 99% докладов были посвящены афазиям, и менее 1% - заиканию.
Поэтому тенденция это не российская, а мировая, и происходит не от хорошей жизни.
Теперь что касается возраста. В США в многолетних исследованиях не выявили снижение остроты заикания с возрастом. Однако мы с вами знаем, что с возрастом легче "заикаться". Во-первых, появляется уверенность в себе, особенно если человек чего-то добился в жизни. Во-вторых, мнение других уже не столь сильно давит на психику, и все чаще в голове возникает тезис: "да пошли они все ...". В третьих, возможно и сам мозг подключает неведомые нам резервные связи, что облегчает речевые процессы. Надо исследовать!
Что касается воздействия на мозг электрических полей, то такое воздействие несомненно есть и весьма действенное. Но экспериментировать не советую! В наших исследованиях на животных, за два дня непрерывной поляризации очень слабым постоянным током они по всем поведенческим проявлениям становились явными шизофрениками, и симптомы эти не исчезали после отмены воздействия.
По современным воззрениям в речевом процессе принимает участие весь мозг в целом. Конечно, есть зона Брока, ответственная за речевой процесс на уровне его мышечного исполнения, с открытия которой в середине 19-го века началось изучение психофизиологии речи, и зона Вернике, ответственная за анализ речи на смысловом уровне. Но это все частности. За речь в целом отвечает весь мозг, а заикание, конкретно, связано с нарушением генетически запрограммированного взаимодействия между структурами головного мозга. Поэтому показать какую-либо точку на карте полушарий не представляется возможным. Для коррекции мозговых процессов наилучшей представляется «поза трупа» - максимальное расслабление с мысленным воспроизведением такого места или события, в котором вам было наиболее комфортно. Я. например, представляю себе берег Крыма, на котором более 15 лет отдыхал в годы своей молодости: светит ласковое солнце, тихо шумят волны, доносятся крики чаек. Никаких забот и хлопот. Только глубокий отдых и слияние с Природой. При этом возможные внешние раздражители (например, шум машин) лучше не пытаться полностью исключить, а по возможности адаптировать в представляемую картину (например, представить себе, что это шум мотора катера, везущего по морю отдыхающих, или шум теплохода и т.п.). Все это требует некоторой тренировки, но не особенно трудной. Зато мозг получает условия, необходимые для его эффективной работы и включает процессы самокоррекции. Концентрация на каких-либо точках мозга без знания механизмов его работы (а мы их пока не знаем, чтобы там не говорили отдельные энтузиасты!), может привести к дезорганизации тонких процессов его работы и способствовать не улучшению, а ухудшению проявлений любой патологии .
Теперь, что касается метрономной коррекции заикания. Сам я применял этот метод с 1966 года. В 1976 году нашел в одном из ведущих американских журналов статью об успешном использовании такого способа лечения заикания у 12 пациентов. Так что на новизну способа я не претендую. Попытался лишь раскрыть нейрофизиологию, т.е. механизмы межструктурного взаимодействия в процессах речи и воздействие на механизмы работы мозга «низкочастотного» способа лечения, добавив к нему некоторые дополнительные методы психофизиологического плана (суггестивные, самовнушение, некоторые упражнения дыхательной гимнастики и т.п.). Западных специалистов заикание абсолютно не волнует. Среди аборигенов у них распространенность заикания была в конце 80-х годов не выше 0,5-1 % (в отличии от 3-5% у нас и тогда, и сейчас). Они полностью сосредоточены на лечении афазий (полного отсутствия речи), произошедших в результате поражений мозга (травматических или инсультных). При таких поражениях хотя бы место травмы известно, и процент этих поражений у них несоизмеримо больший, чем процент заикающихся.
Теперь, что касается электромиографии. Такая процедура гораздо менее сложная, чем, например, запись ЭЭГ, и в состав некоторых электроэнцефалографов входят каналы для записи электромиограммы от мышц губ, лба и т.д., чтобы исключить помехи от мышечной активности из ЭЭГ. В свое время я делал такие записи. Но, как показывает опыт, в спокойном состоянии напряжение мышц фиксируется лишь у 2-5% лиц, страдающих заиканием, и это не связано с процессами речи, а скорее с сопутствующими заиканию тиками мышечного аппарата. Тики в большинстве случаев выявляются у больных и без записи электромиограммы. Поэтому уже лет 10 я её не фиксирую.
Пантогам и пантокальцин - два разных названия одного и того же препарата: первое - запатентованное Московским фармакологическим институтом, второе, конкретно фармакологическое, которое дается во всех справочных руководствах, принято всеми другими производителями, чтобы обойти запатентованное название. Наиболее старое производство в г.Уфа, именно там производился препарат на всю страну до "перестройки". Сами москвичи начали производить его лишь в середине 90-х годов. Препарат является предшественником гамма-аминомасляной кислоты, играющей роль нейромедиатора во многих структурах головного мозга, в том числе избирательно в речевых. Именно этим он для нас интересен - подключает резервные нервные клетки в речевых областях. Почему так происходит, не совсем ясно. Могу только опираться на свой 30-летний опыт использования этого препарата для лечения больных заиканием, тиками, энурезом и другими "пограничными расстройствами".
Отдельные нервные клетки я, конечно, не фиксирую, но методом кросскорреляционного анализа ЭЭГ наблюдаю за взаимодействием между структурами головного мозга до, в процессе лечения и после основного курса лечения на разных сроках. В течение 1-2 месяцев после начала лечения заикания (по нашей методике) происходит выраженное изменение взаимодействия между структурами головного мозга в сторону заложенной генетически нормы (которая была установлена специальными исследованиями на здоровых испытуемых). Поэтому грубо говоря сам процесс физиологического излечения - возврата к генетически запрограммированной норме межструктурного взаимодействия, происходит у детей в течение не более двух месяцев. Остальное время требуется для закрепления результатов лечения в психологическом плане. Особенно это касается взрослых больных, т.к. у них уже не заикание, а логоневроз - боязнь собственной речи, особенно в стрессовых ситуациях. Поэтому у них процесс излечения гораздо сложнее, несмотря на то, что нормализация межструктурных взаимодействий происходит примерно в те же сроки, что и у детей. Однако оно менее стойкое и меняется под воздействием стрессирующих факторов.
Должен заметить, отвечая одному из предыдущих спрашивающих, что мозг - это не стиральная машина, и работу всех его элементов нельзя разложить по полочкам. По современным воззрениям - это сложнейший квантовый компьютер, точнее согласованная работа многочисленных квантовых компьютеров, о сложности которой мы пока не имеем никакого представления. Достаточно сказать, что первые успешные попытки построить квантовый компьютер в настоящее время базируются на основе биологических молекул, по сути тех же медиаторов, широко используемых головным мозгом. Конечно, где-то и как-то удается фиксировать работу отдельных нейронов, но от познания работы всего мозга в целом мы также далеки, как и 100 лет назад. Поэтому не надо строить "прожектов" и обольщать себя мощностью человеческого познания в этой области. Успехи есть в области генетики, биохимии. В остальном же приходиться довольствоваться суммарными эффектами от работы пулов нервных клеток, которые можно наблюдать посредством ЭЭГ, ПЭТ и т.д.
Теперь вернёмся к пантогаму. Препарат даёт эффект не сразу, а в течение 2-4 месяцев регулярного использования при соблюдении определённых условий его применения. Во-первых, пить его необходимо в одно и то же время (плюс-минус 30 мин., несмотря на субботы, воскресения, дни Парижской коммуны и другие, столь любимые нами праздники). Во вторых, пить надо в первой половине дня (до 15 часов), т.к. подключаются дополнительные резервные нервные клетки головного мозга, что может ухудшить процесс засыпания. В-третьих, желательно пить вместе с травными наборами, например, ново-пасситом, которые являются своеобразным закрепителем получаемого эффекта. И. наконец, нельзя ждать быстрого эффекта, т.к. подключение резервных клеток, особенно в таких сложных областях мозга, как речевые, процесс длительный и занимает не один месяц. Наконец, что касается дозировок. Для детей до 3-4 лет я назначаю по пол-таблетки стандартной дозировки дважды в день. Для детей 4-7 лет - по одной таблетки дважды в день. И наконец для взрослых - по две таблетки дважды в день. Ещё раз повторяю, что прием пантогама эффективнее проводить на фоне травных сборов, закрепляющих его эффект. Ново-пассит желательно использовать в жидком виде и только немецких фирм. Принимать его надо во второй половине дня. Для детей до 3-4 лет - половина чайной ложки после 17 часов, для детей старшего возраста - по одной чайной ложке (которую можно разделить на две половинки: пол чайной ложки в 17 часов,и пол чайной ложки в 20 часов). Более подробно можете проконсультироваться у меня по телефону - 89217666294, желательно в вечернее время (после 20 часов по Москве).
Что касается радости по поводу рекомендаций читать мои книги - я тоже рад, что спустя 20 лет после выхода первой из моих книг в издательстве Наука в 1994 году, и утверждения методики лечения Минздравом СССР в 1988 году, где-то наконец решили довести методику до сведения студентов. До этого момента я знал лишь о запретах: например, в нашем Институте уха, горла и речи Минздрава сотрудникам было категорически запрещено даже читать мои книги, не то что применять методику лечения (утвержденную, повторяю Минздравом СССР в 1988 году). Это наша печальная действительность. И на таком фоне хотят ещё развивать какие-то нанотехнологии! Может быть военные нужды помогут все это как-то сдвинуть, но , увы, это не относится к медицине.
Всем привет! Конечно и дети, и взрослые (особенно с тяжелыми формами заикания, но не с логоневрозом) по слогам начинают говорить сразу. Ведь включается генетическая программа первичного речеобразования: все мы начинали говорить слоговой речью. Однако нельзя забывать, что есть первичное поражение мозга, степень которого можно определить только по степени нарушения взаимодействия между структурами, используя кросскорреляционный анализ ЭЭГ (либо аналогичный анализ для ПЭТ). Как показывает мой почти 30-и летний опыт, степень поражения не всегда связана с тяжестью речевых нарушений, особенно в детском возрасте. Поэтому необходимо использовать весь арсенал имеющихся и опробованных фармакологических средств. Используемые аминокислоты (пантогам, глицин и др.) даже лекарствами назвать нельзя, так как они вырабатываются самим головным мозгом. Некоторый их избыток является основой для облегчения запуска слоговой генетической программы и успешного её закрепления.
Конечно, необходимо ещё устранить помехи от пароксизмальной активности, если она фиксируется на ЭЭГ. И здесь без противосудорожных препаратов не обойтись. Но, во-первых, такая активность должна быть четко зафиксирована на ЭЭГ, и во-вторых, дозировка противосудорожных препаратов должна быть существенно меньшей, чем, например, при эпилепсии (в 10 и больше раз). Назначать такие препараты может только грамотный невролог (по результатам анализа ЭЭГ пациента) и всякая самодеятельность здесь чревата печальными последствиями (вплоть до развития психических заболеваний, если они находятся в генетически "замороженном" состоянии, т.е. внешне никак не проявляются, но в наследственных генах существуют).
Что касается комментарий по применению пантогама. Науку двигают любопытство и сомнения. Когда горизонт знаний превращается в точку, говорят "моя точка зрения", или "точка зрения западных учёных" или ещё чья-то точка зрения. Моя практика применения пантогама в течение 20 лет даёт положительные реэультаты, зафиксированные объективными методами регистрации работы головного мозга (ЭЭГ), поэтому трудно отвергать её голословными утверждениями (к которым за свою долгую научную практику я почти привык).
Вопрос интересный, но чёткого ответа на него не существует. Мы слишком мало знаем о работе мозга. Ясно пока одно, что это череда быстро меняющихся состояний, некий хаос, из которого вероятностным способом с опорой на генетически запрограммированные схемы возникают те или иные стационарные состояния. Если такие состояния удерживаются более или менее длительное время, мы называем это нормой. Вот пример с речью. Я участник двух учёных советов, и на моей памяти десятки, если не сотни выступлений соискателей учёных степеней. Как специалист по проблемам речи, могу с уверенностью сказать, что в 50% случаев речь на защите может характеризоваться как выраженное заикание (по количеству запинок, повторов, явных задержек, искажений звуков и т.д.). Однако у всех этих людей в обычном общении никаких проблем с речью нет, а многие из них в течение ряда лет даже читают лекции в учебных заведениях. В психофизиологии такие случаи носят название эмотивной речи, т.е. речи в состоянии сильного стресса, вызванного страхом, сильным эмоциональным подъемом и т.п. Такая модель применима и к логоневрозу: мозг в отличном состоянии в отношении своей целостности, но под влиянием стресса происходит выброс определенных химических веществ, резко изменяющих взаимодействие между структурами, в частности теми, которые отвечают за речевые процессы, что и вызывает нарушения в плавности речи. Таким образом, целостность (физическая) мозга ещё не является залогом его успешного функционирования в различных ситуациях, хотя обратное положение (нарушение клеточной целостности тех или иных структур) служит явным поводом для появления пограничных психических патологий, в том числе и заикания. Как я уже неоднократно говорил, оставление некомпенсированных остаточных (резидуальных) поражений мозга в детском возрасте может привести к возникновению пограничных психических расстройств в более зрелом возрасте, когда включается в работу гормональная система, под влиянием которой происходит своеобразное тестирование целостности всех мозговых систем и выявляются "забытые" недостатки. Итак, нельзя подходить к работе мозга упрощенно и схематично. Да, в детском возрасте с 3-7 лет компенсация поражения по нашей методики приводит к излечению многих пограничных расстройств детского возраста, как правило, без появлений рецидивов (в зависимости от полноты компенсации). Степень такой компенсации мы контролируем по компьютерной ЭЭГ, и в случае необходимости продолжаем лечение даже при отсутствии внешних признаков патологии. Насколько мне известно, никто кроме нас этим не занимается: нет внешних проявлений болезни, значит человек здоров. Да и у нас многие родители не приводят детей на повторные обследования, а потом жалуются на неэффективность методики.
Однако надо помнить, что даже при полной компенсации физиологического дефекта, стрессорные воздействия способны извлечь из памяти старые патологические схемы работы мозга, и по-новому выявить исчезнувшую казалось бы патологию. Тем более, что у излеченных взрослых - это не только устранение заикания, но и излечение логоневроза, который практически никогда полностью из памяти не стирается.
Как правило, хорошо закреплённая система речи после лечения устойчива к стрессам. Хорошо закреплённая - имеющая большое практическое использование. Например, уже в процессе последних стадий лечения Вы начинаете читать лекции или вести какую-либо речевую практику, желательно ежедневную. Один из моих бывших пациентов был начальником смены на Метрополитене. В силу объективных обстоятельств не мог брать отпуск, но зато ежедневно проводил инструктаж смены слоговой речью в течение 30 мин., что делал и после лечения. Даже такая незначительная, но ежедневная речевая практика помогла ему успешно излечиться и поддерживать на должном уровне состояние речевой системы. А уж стрессов у него хватало! В бытовой речи он довольно быстро (в течение нескольких месяцев) сошел со слога и говорил вполне нормальной, даже слегка убыстрённой речью без каких либо запинок и затруднений. Однако инструктаж продолжал вести слоговой речью, правда, более быстрым темпом слога, мотивируя это тем, что на таком темпе рабочие лучше усваивают смысл сказанного (что те усердно подтверждали). Здесь необходимо выделить два момента. Во-первых, пациент был какой-никакой, а начальник, и люди были обязаны его слушать, что было непросто особенно на начальной стадии (когда он говорил под метроном в ритме 80 ударов в минуту). Эта стадия особенно важна, так как преодолевается логоневроз - боязнь собственной речи. Во-вторых, он получал ежедневную речевую практику, хотя и в привычных, но всё-таки ежедневно меняющихся условиях (бригада была ремонтной, и ситуации возникали разные, поэтому и суть инструктажа менялась). Конечно, это был человек без особых претензий, осознавал своё место в жизни и не ставил слишком высоких целей. А ведь логоневроз тем и коварен, что чем выше собственная самооценка, тем глубже психическое поражение (я не признанный Наполеон, и только потому не смог им стать, что у меня проблемы с речью!). Таких людей маленькие успехи не устраивают. Им подавай всё и сразу! А здесь так не получится, здесь приходится двигаться маленькими шагами, ведь стараемся изменить работу Большого мозга, проявления всей психической активности! Тут уместно вспомнить восточную мудрость: "Не бойся двигаться медленно, бойся стоять на месте!" Поэтому если есть ежедневная речевая практика, подкреплённая соответствующими упражнениями, то никакие стрессы не страшны.
В качестве палочки-выручалочки, я всем своим пациентам даю запись сеанса психотерапии. Если уж совсем плохо, то включают перед сном магнитофон, и слушают. Говорят, помогает. Но это так, костыли. Главное - ежедневная речевая практика и самовнушение, которому мы также обучаем во время лечения. Ну и естественно, речевые упражнения (чтение стихов под метроном, повторение определённых словосочетаний и т.п.). Если стаж заикания был более 10-15 лет, то ежедневные речевые упражнения уже на всю оставшуюся жизнь, без праздников и выходных, для подкрепления новой речевой системы. Тогда срывы практически исключаются. Это как в спорте на уровне мастера международного класса. Чуть упустил, поленился - и ты уже не мастер, и потом надо в десятикратном размере работать, чтобы наверстать упущенное.
Вот примерно так. А что вы хотите? У детей лечится без особых проблем, а у взрослых с логоневрозом - это титаническая работа, на которую способны немногие. Поэтому взрослых больных я всегда спрашиваю:"А зачем Вам это?" Если просто, чтобы быть здоровым и богатым, а не бедным и больным, то это не стимул. Если свою фамилию не может произнести в течение 1-2 минут, то точно вылечится. Если работодатель требует речь, а иначе грозится выгнать - точно вылечится, особенно если дома ждёт неработающая жена и двое детей. Т.е. для такой работы над речью должен быть весомый и явный стимул, как, впрочем, и для полноценной интеллектуальной жизни.
Специально для тех, кто книг и статей не читает, перечисляю набор методик для обследования.
Во-первых, психологическому тестированию по вопросникам необходимо подвергнуть родителей (и самого пациента, особенно если это взрослый), обязательно того из них, который будет ежедневно заниматься с ребенком (это, конечно, кроме "душеспасительной" беседы по выяснению анамнеза: как протекала беременность, роды, первый крик ребёнка, поведение в первый год жизни ребёнка, первые слова, начало связанной речи и т.п.).
Во вторых, это запись ЭЭГ на компьютерном электроэнцефалографе, оснащенном программой кросскорреляционного анализа. Это самый безобидный способ аппаратурного обследования, т.к. мозг не подвергается никакому воздействию, а с него просто снимают информацию (ближайший аналог - кардиограмма). По первичному анализу ЭЭГ уже можно определить, присутствует ли внутричерепное давление, пароксизмальная активность (паттерны медленных волн, которые впервые были обнаружены при эпилепсии, и очень часто присутствуют у заикающихся детей, т.к. заикание - это вторичное проявление первичного поражения мозга, полученного, как правило, внутриутробно, и на момент обследования имеющего статус " резидуального" поражения) и некоторые другие патологии мозга. Если они есть, необходимо послать больного на дальнейшее обследование к неврологу, который записывает УЗДГ или МРТ, и даёт заключение о степени поражения (если оно есть). Кросскорреляционный анализ показывает взаимодействие (или отсутствие такового) между различными корковыми областями головного мозга. Есть соответствующие паттерны такого взаимодействия в норме и при различной степени патологии, полученные нами в течение 30-летней практики обследований, которые приводятся в соответствующей научной литературе. Сравнение с образцами позволяет определить степень поражения межструктурного взаимодействия, и в соответствии с этим назначать фармакологическое лечение. Лучше формировать группы из больных, прошедших предварительно курс фармакологического лечения хотя бы в течение 3-4 месяцев, но это не всегда удаётся, особенно для приезжих, поэтому чаще лечим прямо "с колёс", тоже с положительным результатом (при условии, что родители строго исполняют все данные им предписания после прохождения 1.5-2 месячного основного курса лечения в группе).
В третьих, запись и анализ ЭЭГ проводятся в процессе лечения в группе, чтобы убедиться в правильности назначенных доз фармакологических препаратов и в положительном ходе лечения.
И наконец, самое важное - формирование группы, которое происходит на основании психологического тестирования (и личного общения) не только детей, но и их родителей. Мы занимаемся с детьми три раза в неделю по 4 часа, и час вместе с детьми и их родителями, поэтому их психологическая совместимость имеет важное значение в процессе лечения. Надо твёрдо помнить, что успех лечения на 80% зависит от родителей, и безжалостно отсеивать тех, которые будут мешать лечению. Что касается взрослых - отсеивать (кроме результатов психологического тестирования) необходимо тех, которым речь не особенно нужна по жизни, т.е. нет насущной необходимости в речи без заикания, о чём я писал недавно на этом сайте.
В качестве ликбеза могу добавить, что простая запись ЭЭГ, без последующего компьютерного анализа, мало что дает для определения как самого заболевания, так и степени поражения мозга. Ещё в начале своего возникновения ЭЭГ была "заточена" под эпилепсию и развивалась как метод её раннего определения и выявления участков мозга, ответственных за возникновение припадков. Строго говоря, такой она остается в подавляющем большинстве случаев и до настоящего времени. Паттерном (характерным проявлением) эпиготовности мозга служит так называемая "пароксизмальная активность" - появление медленноволновых высокоамплитудных (300 мкВ и выше) комплексов, частотой 2-4 кол/сек, сочетающихся иногда с быстрыми пиками волн. У вас таких комплексов, судя по приведенному описанию, не наблюдается, что не удивительно для взрослых, но очень часто фиксируется в детском возрасте, особенно при заикании. Настораживает, что на ЭЭГ есть медленноволновая дельта-активность, которой у взрослого человека в состоянии спокойного бодрствования быть в принципе не должно. Это скорее всего эхо детской патологии, какой именно, сейчас сказать невозможно. Да это и не так важно. Важно, что она была и нарушила взаимодействие между структурами головного мозга. Какова степень такого нарушения, можно определить по специальному методу компьютерной обработки ЭЭГ, разработанному нами совместно с программистами еще в начале 80-х годов, и носящему название градиентный кросскорреляционный анализ ЭЭГ. На такой записи видна как структура, так и степень нарушения взаимосвязей между различными областями коры головного мозга при различных пограничных психонервных заболеваниях, в том числе и при заикании, что позволяет целенаправленно (под контролем компьютерной ЭЭГ) применять как фармакологические, так и психотерапевтические методы воздействия. Не секрет, что ещё в 80-х годах установлены так называемые "профили" воздействия различных фармакологических препаратов на мозг, позволяющие установить изменения ритмики мозга по ЭЭГ, чем мы собственно и воспользовались вырабатывая способ коррекции пограничных расстройств.
От испуга, даже самого сильного, заикание при целом мозге возникнуть не может. Это очень старая точка зрения, в настоящее время совершенно отвергнутая. Ведь все мы рождаемся в страхе перед неизвестным новым миром, и все умираем в страхе (если нет истиной Веры) перед неизвестным будущим. Кроме того, все дети в течение первых лет жизни чего-то пугаются, а заикается всего 1-3%. Поэтому испуг сам по себе может служить лишь спусковым механизмом, выявляющим первичное поражение мозга. Так что поражение мозга у Вас было ещё в раннем детском возрасте. Это подтверждается наличием в ЭЭГ медленноволновой активности, которая служит сигналом о первичном поражении мозга. Такие поражения мы называем "резидуальными", т.е. остаточными и частично компенсированными, но дающими о себе знать в нарушениях взаимодействия между структурами головного мозга, которые и являются причиной пограничных психонервных расстройств, в том числе и заикания.
К сожалению, сделать компьютерную ЭЭГ с градиентным кросскорреляционным анализом Вы пока не сможете даже в Москве, несмотря на то, что такая программа существует уже много лет (более 20). Только сейчас мы дорабатываем её для серийного выпуска энцефалографов фирмы Мицар, и после окончательной доработки (вероятно через 3-5 месяцев) её можно будет приобрести с приборами этой фирмы. Надеюсь, что в недалеком будущим такие приборы освоят даже неврологи районных поликлиник, и они, давая заключение, смогут опираться не только на результаты постукивания по коленке, но и на более современные методы обследования больных (кроме МРТ, которая у детей делается под общим наркозом и поэтому назначается редко).
1. Заикание - вторичное проявление остаточных (резидуальных) поражений мозга на раннем этапе его развития. В 80% внутриутробно, в 10% - при родах, остальные 10% падают на случаи, не поддающиеся статистике. Поражение вызывает нарушение взаимодействия между структурами головного мозга, особенно проявляющимися в стрессовых ситуациях, сопровождающихся нарушениями не только речи, но и внимания, поведения и т.п. Лечение должно быть комплексным, направленным в первую очередь на компенсацию нарушенного взаимодействия между структурами головного мозга, что избавляет в дальнейшем от возможности проявления более серьезных заболеваний (эпилепсии, невроза навязчивых состояний и т.д.).
2. Лечение основано на включении резервов мозга и восстановлении генетически запрограммированного межструктурного взаимодействия. Эти цели достигаются как при помощи веществ, являющимися аналогами аминокислот, производящихся в самом мозге больного (глицин, пантогам и др.), так и навязыванием кодового ритма, который задается от внешнего источника (электронного метронома). Практическая частота кодового ритма, соотносящаяся с ритмикой собственных частот головного мозга детей 3-7 лет (на основании исследований ЭЭГ более чем 4000 больных и здоровых детей) составляет 80-90 ударов в минуту, что соответствует частоте произнесения первых слоговых слов ребенком ("па-па", "ма-ма", "дя-дя" и т.д.). В этом легко убедиться, если в семье есть маленькие дети.
3. Активируемые аминокислотами резервные нервные клетки мозга не являются речевыми. Поэтому для включения их в работу речевых структур головного мозга необходимо активировать их генетически запрограммированную слоговую речевую память, чему и служит воздействие кодовым ритмом. Кроме того требуется большая работа на слоговой речи: ежедневно не менее 4-6 часов общего времени. Сама длительность занятия не должна превышать 20-25 мин, т.к. на более длительный отрезок времени у маленького ребенка не хватает сил для концентрации внимания. Далее необходимо делать перерыв, заполненный, желательно, двигательными упражнениями (хотя бы танцами).
В ходе занятий осваивается слоговая речь (легче это делать в стихотворной форме), когда под каждый удар метронома произносится слог - сочетание согласного и гласного звуков (одного иногда двух гласных, как при первых словах ребенка). Ударение при этом делается на гласный звук, который немного растягивается таким образом, чтобы при произнесении его в слове внутри себя как бы слышалась гласная предыдущего слога. Вообщем, вслушайтесь в первые слова 8-12 месячного ребенка (если нет своего, то соседского, у друзей и т.п.)! Я здесь ничего не выдумывал, всё взято у Природы.
4. Для усвоения слоговой речи ребенком дома должна быть создана соответствующая языковая среда, когда все в семье в присутствии ребенка разговаривают между собой и с ребенком только слогом, желательно (особенно на первых 2-3-х неделях занятий) под кодовый ритм метронома. Это, кстати, весьма благоприятно сказывается на состоянии нервной системы взрослых, считающих себя (иногда без достаточных на то оснований) здоровыми людьми и на семейных отношениях в целом. Лица, не желающие подчиняться этому требованию, должны быть изолированы от общения с больным ребенком.
5. Для детей 4-6 лет, у которых сохранена подражательная способность речи, достаточно 3-4 недель занятий, чтобы ребенок сам начал говорить слоговой речью. Такую речь надо всячески поддерживать, приветствовать и поощрять. Если ребенок знает буквы, на этом этапе можно (независимо от возраста) обучать ребенка слоговому чтению и всячески поощрять самостоятельное чтение. Можно использовать для этой цели компьютер, выбрав подходящий размер шрифта. Некоторые дети на компьютере обучаются чтению по слога гораздо быстрее, чем на бумажных носителях. Можно, также, начать обучать письму или печати на компьютере, что также благоприятно сказывается на слоговой речи.
6. Для детей 5-7 лет, у которых подражательная способность утеряна и "хромает" послушание, освоение слоговой речи возможно только в группе, под контролем опытного психотерапевта. При этом требования к речевой работе в домашних условиях не только не ослабляются, но даже ужесточаются. Надо хорошо усвоить, что без интенсивной домашней работы и без создания соответствующих условий для речевой работы дома, исправить заикание не возможно. Каким бы талантом не обладал психотерапевт, заикание - дефект социальный, и вылечить его можно только в группе (или только домашней, или учебной плюс домашней). Внешние условия, как и принимаемые препараты, лишь создают почву для излечения, но никогда не обеспечивают его полностью.
Вот, примерно, первый урок для родителей. Если у Вас есть соответствующие условия для домашней работы, и вы готовы выполнять все приведенные выше требования, тогда читайте дальше. Если нет - успокойтесь и смиритесь с мыслью, что заикание вашего ребенка в дальнейшем перерастет плавно в логоневроз, и он всю жизнь будет бояться своей собственной речи. Конечно, заикание - не зубная боль, которая вынуждает немедленно бежать к врачу, но и не больной зуб, который можно вырвать и не вспоминать о нем всю оставшуюся жизнь.
Итак, получаете источник ритма 80 ударов в минуту (с такой частотой начинает свою речь каждый ребёнок, и вы начинали когда-то) и начинаете вспоминать свою детскую слоговую речь: под каждый удар метронома произносите один слог - сочетание гласного и согласного или один гласный звук. При этом гласный звук в слоге немного растягивается таким образом, чтобы произнося следующий слог вы внутри себя как-бы ещё слышали предыдущую гласную (ма-ма, па-па. гу-ля и т.д.). Когда-то вы уже так говорили, поэтому вспомнить такую речь не составляет особого труда. Легче начать вспоминать слоговую речь на стихах, т.к. стих предполагает протягивание гласного в слоге. Начинать надо с таких стихов, которые можно петь на любой мотив. Хорошо подходят стихи Пушкина, Есенина и других, всем известных поэтов-классиков. Стихи проще учить наизусть, что необходимо для развития и тренировки речевой памяти, и тех связей головного мозга, по которым эта память реализуется.
Итак, мы восстанавливаем естественную клеточную речевую ритмику головного мозга и подключаем резервные связи и клетки. С этой целью производим "подкормку" мозга аминокислотами, т.е. теми веществами, которые производят сами клетки головного мозга. На это обращаю особое внимание: добавляем вещества, которые производит сам головной мозг, а не какие-то неизвестные лекарственные препараты.
Во-первых, это глицин, естественная аминокислота, полученная из мозга свиней. Детям до 6-7 лет - одна таблетка два раза в день, в первой половине дня (до обеда) строго в одно и то же время (например, в 7 утра и 14 часов днём), несмотря на выходные и столь любимые нами праздничные дни. Взрослым - по две таблетки стандартной упаковки. Принимать можно хоть в течение всего года, но на лето (июнь, июль, август) рекомендуется сделать перерыв.
Во-вторых, пантогам или кальция гопантенат, вещество, несущее фрагмент ГАМК (гаммааминомаслянной кислоты), также производящейся головным мозгом. Пантогам - синтетическое вещество. Дело в том, что защитный барьер головного мозга не пропускает ГАМК в чистом виде, поэтому её фрагмент приходиться "цеплять" к другому веществу, проходящему сквозь этот барьер. К большому преимуществу пантогама следует отнести то обстоятельство, что он в основном подключает связи и клетки именно в речевых областях головного мозга, чего нельзя сказать о других ноотропах (например, пирацетаме), к фармакологической группе которых он относится. Мне посчастливилось быть у истоков создания этой группы веществ, т.к. в наш отдел приезжал из Голландии его создатель, и мы вместе с ним тестировали препараты этой группы на животных (собаках и обезьянах). Эффект развивается постепенно, в течение от месяца и более. Я назначаю больным осенний и весенний прием: осень - за неделю до сентября вплоть до нового года; весна- февраль и до конца мая, в течение не менее 2-3 лет. Дозировка - (для таблетки стандартной упаковки по 0,25 г) детям до 5 лет, по 0,5 таблетки два раза в день, детям 5-10 лет - по одной таблетки два раза в день, более старшим детям и взрослым - по 2 таблетки два раза в день. Наблюдая за эффектом действия этих препаратов в течение более 40 лет (в том числе 25 лет во время лечения 4000 больных заиканием детей и взрослых), не могу согласиться с "цифровиком" (Кстати, куда он исчез? Без него как-то скучновато), заявившем об их неэффективности. Работают, да ещё как! Необходимо только принимать длительно и в одно и то же время, на что у многих не хватает терпения и дисциплинированности. Если принимать в разнобой, то вместо положительного эффекта можно получить отрицательный, так как разрегулируется биохимическая ритмичность работы мозга. Ещё раз напоминаю, что эти аминокислоты производятся самим мозгом, и мы только добавляем некоторое количество для подключения новых клеток и новых связей между ними.
В-третьих, для стабильной работы новых связей необходимо использовать "закрепитель" в виде трав и травных сборов. Одним из таких эффективных сборов трав является ново-пассит (сбор из 9 трав), желательно в жидком виде, производства ФРГ или фармпредприятий, под контролем ФРГ (например, находящихся на территории бывшей Югославии - Словения, Герцеговина и т.д.). Дозировка - детям до 5 лет, 0,5 чайной ложки во второй половине дня; детям до 10 лет - 1 чайную ложку во второй половине дня (которую можно разделить на две половинки); взрослым - 2 чайные ложки во второй половине дня (например, 1 ч.л в 17 часов, другую - перед сном). Здесь само время приёма не столь критично, как для аминокислот.
Хорошо зарекомендовала себя и такая трава, как пустырник (в дополнении ко всему предыдущему). Заваривается чайная ложка на стакан кипятка и стакан выпивается в течение дня. В ново-пассите, к сожалению, этой травы нет, а она очень полезна, т.к. обладает выраженным противосудорожным действием. При поражении речевых зон головного мозга возрастает его судорожная готовность, что явно видно у большинства детей, страдающих заиканием. И не удивительно! Ведь в норме эпилептические нервные клетки уравновешиваются речевыми, а при гибели речевых клеток это равновесие нарушается. Поэтому в тяжелых случаях приходится применять так любимый "цифровиком" клоназепам.
Итак, в-четвертых, клоназепам, препарат бензодиазепинового ряда транквилизаторов, первоначально созданный с целью стабилизировать психотические проявления у больных неврозами, но в дальнейшем стал использоваться как препарат первого ряда при лечении миоклонической эпилепсии у детей и взрослых. Физиологические механизмы действия транквилизаторов до сих пор недостаточно изучены, поэтому применять их надо с осторожностью, особенно у детей, для которых мы обязательно используем в качестве контроля ЭЭГ. По нашим данным, даже минимальная дозы клоназепама повышают индекс бетта-активность в ЭЭГ, что говорит о его воздействии на глубокие структуры головного мозга. Клоназепам в микродозах быстро подавляет работу эпилептических клеток головного мозга, что создает условия для восстановления взаимодействия между структурами и восстановления речи. Мы применяем его с начала 90-х годов, когда в аптеках этот препарат можно было приобрести по обычному рецепту. Однако с конца 90-х его отнесли к группе наркотиков и сейчас необходим красный рецепт с тремя печатями.
Недавно мне принесли статью М.Маковецкого (Израиль), который считает заикание неразвернутым малым эпилептическим припадком, и лечит его исключительно клоназепамом. Спорная точка зрения!
Мы используем предельно малые дозировки на фоне применения перечисленных выше препаратов. Начинаем давать клоназепам с середины сентября. Первая неделя - четверть миллиграмма только на ночь; вторая неделя - четверть мг утром и на ночь; третья неделя и последующие два месяца (октябрь, ноябрь) - четверть мг утром, днём и на ночь, т.е. не более одного мг в сутки и детям, и взрослым. По прошествии двух месяцев начинаем снижать дозу в обратной последовательности: сначала отменяем дневную дозу, и так пьем неделю, затем - отменяем утреннюю дозу, и так пьем неделю, затем прием заканчиваем. Следующий цикл начинаем с середины февраля: первая неделя - 1/4 мг на ночь, вторая неделя - 1/4 мг утром и на ночь, затем два месяца (март, апрель) - 1/4 мг утром, днем и на ночь. Выходим в том же порядке, что и осенью. Продолжительность приема под контролем ЭЭГ, но не более 2-х лет.
Необходимо отметить, что заикание - нарушение речи социальной направленности, поэтому эффективное его лечение может проходить только в группе. Для детей до 5-и лет, у которых сохранена подражательная способность в речи, возможно домашнее лечение, при полной изоляции ребенка на 1-2 месяца от неслоговой разговорной среды, о чем я писал выше. Для более старших детей - это только группа, при самом активном участии родителей (например, мы 4 часа занимаемся с детьми, и час - с детьми вместе с их родителями), при этом на первых порах сохраняются условия изоляции детей в домашних условиях от речи без слога.
Взрослые должны сами создать себе группу из людей, которые их любят и будут поддерживать в слоговой речи. Например, я ходил с метрономом и другом по магазинам. При стрессе метроном перестаешь слышать, и если я начинал говорить без слога, то друг наступал мне на ногу, довольно чувствительно.
Возможны и другие варианты создания собственной мини группы. Например, у меня лечился начальник смены метро. Он с самого первого дня начал проводить инструктаж смены исключительно по слогам, правда, несколько быстрее метронома. Рабочие в смене его поддержали и лечение прошло успешно. Т.е. многое зависит от самого человека и того коллектива, в котором он работает. Начиная говорить в коллективе по слогам, вы совершаете небольшой психологический подвиг, и затем быстро развиваете успех.
Вот примерно так. Будут вопросы, задавайте без стеснения. Я сам заикался более 30 лет и поэтому знаю проблему в деталях.
Во-первых, о цифрах. Беру только результат в полностью укомплектованных группах по 8-10 человек Как взрослых, так и детских. Это был период 90-х годов. На них падает почти 80% всех больных. Дети 6-10 лет: сразу после лечения в группе - 95% полностью излеченных от заикания (что проверялось соответствующими комиссиями). В катамнезе через 1-2 года после окончания курса лечения: в семьях, которые относительно строго соблюдали данные мной рекомендации и проходили повторные проверки ЭЭГ - речь оставалась в норме в 85% случаев; в семьях, не соблюдавших рекомендации и не проходивших повторные обследования, речь сохранялась в 60% случаев. Подростки, старше 16 лет и взрослые: сразу после лечения в группе - 85% излеченных (полностью сказать не могу, т.к. у взрослых не заикание, а логоневроз - страх собственной речи, а лечение неврозов до 100% науке не известно). Катамнез достоверно не известен,т.к. за исключением единичных случаев, взрослые на рекомендованное последующее обследование в течение года не приходили.
Чистое заикание у детей лечить значительно легче. Это более благодарная работа, приносящая истинное удовлетворение. Правда, там с родителями очень тяжело работать. Приведенные мной выше цифры относятся только к отобранным мной лично группам, в которых родители прошли соответствующие психологические тесты, собеседование "с пристрастием", подписали соответствующий текст договора, в котором они на юридическом уровне обязуются соответствующим образом работать с детьми, и т.п. и т.д. Я бы ввел такие условия и в существующих лечебных учреждениях, иначе до 80% детей остаются без родительской поддержки и зря тратят время врача или логопеда. Ещё и ещё раз повторяю, что без поддержки и соответствующей работы родителей, детское заикание неизлечимо в принципе!
Совершенно верно, МРТ выявляет все органические изменения в ткани мозга, но отдельные нейроны считает только ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография), и приведёнными выше терминами специалисты по МРТ не пользуются (это мне сообщил как раз специалист), что я и поспешил передать заинтересованному лицу.
Теперь по поводу выводов Странника, что мой метод лечения похож на метод Л.З.Андроновой. Не только похож, но прямо истекает из него. Для понимания этого придется обратиться к истории. В 1964 году я попал на лечение к известнейшему в то время психотерапевту К.М.Дубровскому, использующему метод "одномоментного снятия заикания". По сути это был метод мощного гипнотического воздействия. Представьте себе актовый зал, в котором присутствуют около тысячи человек. На сцене - Дубровский и 20 пациентов, страдающих тяжелейшими формами заикания. Дубровский предлагает всем по очереди назвать свою фамилию. Большинство не могут ничего сказать, а остальные - с трудом называют фамилию и имя за несколько минут. Начинается сеанс. Дубровсий1 равномерно ходит вдоль ровного строя больных, и читает лекцию о сути психотерапии, время от времени проводит пробу на равновесие - рукой легонько толкает в лоб каждого больного, отклоняя его назад, проверяет степень его готовности к дальнейшему внушению. По прошествии 30-40 мин он резко меняет ситуацию: убедительным тоном говорит, что заикание снято и каждый теперь может говорить легко и свободно. И, о чудо, он вызывает по очереди каждого из строя, и человек, только что не смогший произнести свою фамилию, начинает говорить легко и свободно. Многие начинают говорить так хорошо, как большинство здоровых никогда не смогут говорить в своей жизни. Помню одного молодого человека, который всю жизнь стремился стать педагогом по литературе: красивый, легкий, литературный русский язык! Без всяких вдохов и выдохов, без применения логопедических методик, человек заговорил своей внутренней литературной речью, созданной им самим из чтения литературных источников и тренировок своей внутренней речи. Это ли не торжество психотерапии!
Но увы, через некоторое время (1-2 месяца) речь у большинства больных опять возвратилась на исходный патологический уровень. Процент излеченных больных не превышал 20-30%, и это были в большинстве своем люди, которые никогда не сталкивались с логопедией. Это ещё раз подчёркивает правило, что неудачное лечение лишь усугубляет болезнь!
Меня К.М.Дубровский на сеанс не взял (он тоже, как и я впоследствии, строго отбирал больных). Однако пробурчал, "сам вылечишься", а вслух сказал:"Что приехали? В Самаре есть одна из лучших моих учениц: Лия Зиновьевна Андронова. Скажи, что я просил тобой заняться". На этом мы и расстались.
Я приехал в Куйбышев (Самару), но занятость в ОКБ Н.Кузнецова (тогда мы форсировали разработку двигателей, к лунной ракете С.П.Королева) не позволила сразу обратиться по адресу. Примерно через год, я впервые познакомился с Андроновой и впервые узнал о слоговом методе лечения заикания. Надо сказать, что сами психотерапевтические сеансы Андроновой, мне не очень помогли (хотя, конечно, как то воздействовали на мозг), но сама по себе слоговая речь во многом облегчила мне общение во многих ситуациях. Появилась идея, что сама слоговая речь является решающим фактором излечения, и в такой речи решающим фактором является ритм слоговой речи. Поэтому при помощи моих знакомых в ОКБ, я сделал электронный метроном, и начал под него говорит слоговой речью. Эффект выявился сразу: на проходной ОКБ мне надо было называть семизначный номер пропуска. Раньше я подолгу стоял перед охранником и не мог выговорить номер, чем каждый раз развлекал охранников. С метрономом я с первого раза смог выговорить номер, и в дальнейшей практике у меня не было затруднений.
Таким образом, для меня стало ясно, что в слоговой речи главное влияние на речь оказывает ритм. Это, кстати, отражено в нашем авторском свидетельстве с Андроновой, от 1983 года. В том же году вышла наша совместная статья в журнале Физиология человека (т.9, 1983г.) на эту тему. В то время я уже работал в ИЭМ, но заниматься проблемой заикания вплотную мне ещё не разрешали. В дальнейшем Андронова перешла на пальчиковый метод, т.к. электронных метрономов в то время создать не было возможности, а я с 1984 г. вплотную занялся исследованием заикания и его лечением вначале у детей, затем у взрослых, чем и занимаюсь до сих пор с переменным успехом. Уверен, что Лия Зиновьевна дала мне первый толчок в этом направлении, и вселила уверенность в свои силы что играет главную роль на поприще психотерапии. Сама она удивительно мощный психотерапевт, что сразу оценил К.М.Дубровский. Кстати, Некрасова также была его ученицей, хотя по образованию тоже , как и Андронова, логопед. Талант от образования не зависит!
Вот такие дела. Поэтому в какой-то мере я могу считать себя учеником (хотя и великовозрастным) Л.З Андроновой. Надеюсь, она простит мне такие притязания.
Что касается слоговой речи, то начинать надо со стихов. Там ритм слога входит в ритмику стиха. Читать сразу надо с выражением, т.е. выделять ударный слог силой голоса, соблюдать паузы и т.д. Прослушайте художественное чтение любых стихов (лучше классических) в исполнении артистов и должны понять суть ритмического чтения.
Как ребенок начинает говорить? Первый крик ребенка- это звук ля первой октавы – 425 Гц, на который настраиваются все музыкальные инструменты. Старые повивальные бабки по первому крику младенца могли безошибочно определить здоровье новорожденного: чистый звук ля - здоровый младенец, более высокий тон – будущий неврастеник, более низкий тон – будущая задержка развития, совсем низкий тон – будущая дебильность или недолгая жизнь.
После первого крика наступает этап гуления, полностью запрограммированный генетически, так как гулят глухие от рождения младенцы. По данным американских исследователей, на этапе гуления нельзя определить национальность ребенка, и младенцы упражняются в произношении звукосочетаний свойственным разным языкам мира, и даже не свойственным ни одной земной расе вообще.
После 5-6 месяцев наступает этап произношения ребенком первых слов. На всех языках мира, первые слова ребенок произносит по слогам: «Ма-ма», «Па-па» и т.д., либо это односложные слова : «дай» и т.п. Для языков романской группы такое начало естественно, чего не скажешь о восточных языках, например, китайского, японского и т.д., в которых употребляется масса слов, состоящих из одного тонированного гласного звука. Однако и там первые слова ребенок произносит по слогам. Таким образом, слог – это тоже генетически запрограммированный «кирпичик» речи, практически остающийся неизменным при всех вредных внешних воздействиях. Частота следования слогов в первых словах, как и в первом крике, также вполне определенна, и составляет для ребенка со здоровой психикой, примерно 80-90 слогов в минуту. В этом легко убедиться, внимательно понаблюдав над произношением первых слов своего, либо соседского младенца. Специальных исследований на русском языке в этой области, насколько мне известно, не делалось.
Отсюда вытекает слоговая методика лечения заикания: возвращаемся на первый здоровый этап развития речи, в убыстренном темпе проходим все последующие этапы её развития, не забывая о сохранении и развитии выразительности речи, тем самым восстанавливаем «здоровую» речь и ликвидируем заикание.
Теперь о самой выразительности. Здесь, конечно, лучше раз услышать, чем много теоретизировать. Своих больных я буквально учу выразительности в течение проведения всего курса лечения. Для остальных необходимо прослушивать выступления артистов, особенно в чтении стихов, которое приближается к слоговой речи. Это, конечно, не слог, но выразительность, которая создается выдерживанием пауз, особенно четко слышна при чтении стихов. Паузы бывают двух видов: грамматические, которые нам определил автор текста постановкой знаков препинания (запятых, двоеточий, тире, точек и т.д.), и эмфатические, которые делаются для придания тексту особой выразительности, например, для заострения внимания слушателя на следующем за паузой словом. При прослушивании выразительного артистического чтения всё это можно услышать. Длительность пауз занимает от одного до трёх ударов метронома, иногда больше (при частоте 80 ударов в мин).
Выразительность решает сразу две задачи: во-первых, придает вашей слоговой речи некоторую естественность и даже артистическую красивость (курсы слоговой речи, с легкой руки Станиславского, есть практически во всех театральных учебных заведениях); во- вторых, резко уводят концентрацию внимания от вашего дефекта, переводя его в область игры в артистизм. Это большое подспорье в преодолении стрессовых ситуаций. В конечном итоге, в каждом из нас дремлет артист, и нужны только условия, чтобы этот талант проявился. Вот и создайте себе такие условия!
Более подробно об этом можно прочесть в бессмертном труде Станиславского: «Работа актера над собой», в разделе «Работа актера над речью». Замечу, что сам Станиславский для отработки выразительности речи в течение нескольких лет ежедневно по три часа занимался слоговой речью.
Ступоры в начале речи - нормальное явление. Здесь, увы, не имеет значение, как ты говоришь - слогом или без. Для преодоления ступора в начале речи после паузы, существует ряд так называемых "звукодвигательных" упражнений, которые основаны на практике произношения мантр, широко применяемых в ряде восточных учений. Произношение таких звукосочетаний реально помогает в речевой практике, что испытано на себе и многих сотнях больных логоневрозами взрослых. Ниже привожу инструкцию по освоению этих упражнений, взятую из моей книги "Плохой хороший ребенок", выдержавшей три издания.
В звукодвигательных дыхательных упражнениях используется звук в сочетании с пением с целью вибрационного воздействия на мозг. Это влияние усиливается упражнениями по расслаблению мышц (освоенными предварительно), а также воздействием на активные точки и сочетанием пения со спокойной ходьбой. Вибрацию звуков можно применять самостоятельно.
Звукодвигательные упражнения – это концентрация внимания на периодически повторяющихся колебательных движениях звуковой волны в голосовых связках, в области головы, груди и живота. Вибрация звуком сказывается благоприятно на всех органах, но особенно на нервной системе, усиливает защитные реакции организма к внешним воздействиям. Чем более будет продлен растягиваемый слог, тем сильнее его воздействие. Гласные необходимо вставлять между согласными в определенных сочетаниях.
Все упражнения звукотерапии необходимо делать на предварительном небольшом вдохе, преимущественно диафрагмой (животом и нижними ребрами). Вдыхать надо через нос с полуоткрытым ртом и с такой частотой, чтобы при новом вдохе не было даже намека на отдышку. Продолжительность занятий не менее 5-10 мин. три-четыре раза в день. При пении нельзя форсировать звук. Петь можно негромко, но обязательно концентрировать внимание на звуке. Важно, чтобы звук вибрировал преимущественно в голове (или в груди, для упражнения №4).
Упражнение 1: петь "мпом-м-м" на удобной высоте звука, причем звук "м" петь с закрытым ртом, а "пом-м-м" произносить коротко с ударением на "м", как бы имитируя удар колокола; во время спокойной ходьбы проводить попеременное отведение головы вперед и назад.
Упражнение 2: петь "м-м-мпом-м-м” и “пэ-э-э"; "м-мпом" петь как описано выше; надавливание на активную точку руки Хэ-гу (между 1 и 2 пястными костями, верхняя точка складки между большим и указательным пальцами) и точку Инь-тан (между началом бровей над переносьем).
Упражнение 3: пение сочетания звуков "храм-м-м" и "зум-м-мен"; нажатие активных точек на верхней губе (Жень-чжун и Дуй-дуань), подбородке (Чэн-цзянь) и углах губ (Ди-цан) – на 1 см от угла рта.
Упражнение 4: петь сочетания "па-а-аа-и-и-и" в восходящем и нисходящем порядке; гласная "а" должна вибрировать в области груди, а гласная "и" - отдавать в ушах.
Исполнение упражнений №1, 2 и 3 облегчает произнесение начального слова в предложении. В качестве первой можно использовать любую согласную. Звуковые упражнения и массаж активных точек можно делать отдельно.
В заключении обращаю ваше внимание на обязательное сочетание звукодвигательных упражнений и стимуляции активных точек с регулярным исполнением всего комплекса упражнений на расслабление!
Что касается обследования ребенка. Без личного обследования больного, давать какие-либо заключения по состоянию его здоровья вещь не только не благодарная, но и криминальная, запрещенная законом. Могу только привести схему последовательности медицинского обследования детей такого возраста. Во-первых делается компьютерная ЭЭГ, по специальным программам обработки которой устанавливается межструктурное взаимодействие в головном мозге и отклонения такого взаимодействия по сравнению с условной нормой. Наличие пароксизмальной активности является неприятным фактором, но у детей такого возраста она встречается довольно часто. Важно знать, какая это пароксизмальная активность, т.к. существует много диагностических разновидностей. Самая опасная- миоклоническая пароксизмальная активность, являющаяся показанием к применению такого препарата, как клоназепам. Во всяком случае наличие пароксизмальной активности является прямым указанием на проведение дальнейших исследований головного мозга. Следующим этапом является проведение ультра звукового исследования (УЗИ). Считается, что ультразвук является безвредным воздействием на мозг. Специалист по УЗИ должен иметь стаж работы на современной аппаратуре не менее 5 лет, иначе он может не обнаружить важной патологии головного мозга даже на самом современном приборе. На УЗИ подтверждается (или опровергается) наличие внутричерепного давления, которое хороший специалист может обнаружить по ЭЭГ, и которое часто служит причиной пароксизмальной активности. Параллельно проводят реограмму магистральных сосудов головного мозга, если по ЭЭГ выявилась межполушарная асимметрия. Это процедура вполне безобидная, но иногда бывает необходима для установления более полной диагностики. Конечно, самой информативной диагностикой является проведение МРТ головного мозга, но для детей такого возраста она связана с необходимостью наркоза, т.к. малейшая двигательная активности ребенка не позволяет выполнить исследование. Повышенная двигательная активность, кстати, очень мешает и проведению компьютерной ЭЭГ и значительно снижает её информативную ценность.
Неплохо показаться и грамотному вертебрологу (специалисту по позвоночнику). Хороший специалист может на ощупь определить подвывих позвонка, и исправить этот дефект вручную. Однако за всю свою практику я встречал не более двух таких специалистов. Вообще, как я неоднократно отмечал выше, хороших специалистов по всем видам обследований у детей очень мало, и это существенно влияет на диагноз и назначаемые препараты. Как правило, назначают кучу ненужных препаратов в соответствии с существующими в нашей медицине инструкциями и методичками, не имеющими никакой практической ценности.
Тем не менее, мы с самых первых лет (с середины 80-х годов) широко используем травы, с очень неплохими результатами. На мой взгляд, травы действуют как своеобразный «закрепитель» протекторных свойств добавленных аминокислот.
Во-первых, это ново-пассит, микстура из 9 трав разного спектра действия. Лучше использовать именно микстуру, т.е. в жидком виде, и лучше производства ФРГ (в чем необходимо убедиться по наклейке и исходным аптечным документам). Для взрослых доза 2 чайных ложки во второй половине дня: одна в 17-18 часов, другая – на ночь. Можно запивать водой. Для детей – 0,5-1 чайная ложка.
Во вторых, пустырник, очень важная травка с противосудорожным спектром действия, которая, к сожалению, не входит в состав ново-пассита. Надо купить мелко измельченную траву в аптеке, и заварить её как чай, из расчета 1 чайная ложка травы на стакан кипятка. Другими словами, берете пол-литровый термос и завариваете в нем 3-4 чайных ложки травы. За день надо выпить стакан отвара, разделив дозу на 2-3 приёма. Он очень горький, поэтому можно пить со сладким чаем или киселем, но не с медом, который повышает аллергическую составляющую трав.
И, наконец, так любимый «цифровиком» клоназепам. Действительно, существует точка зрения, что заикание – разновидность эпилептического припадка в области речевых мышц. Такой точки зрения придерживается, например, доктор М. Маковецкий из Израиля. Другие исследователи из США, считают заикание у взрослых вариантом «панической атаки», и тоже в качестве основного препарата рекомендуют для лечения клоназепам.
Когда я начинал применять клоназепам в конце 80-х и начале 90-х годов, то был далек от всех этих воззрений. Просто по ЭЭГ было видно, что прием клоназепама в микродозах (т.е. в дозах в 10-20 раз ниже принятых в медицинской практике для лечения клонических эпилептических припадков) значительно меняет распределение бета-ритмической активности головного мозга. Изменения эти напоминали картину ЭЭГ, полученную в ходе тренировок пациентов по методу обратной связи, несколько напоминающего применение метронома. Кроме того, у 30-40% детей, страдающих заиканием, в ЭЭГ на гипервентиляцию появлялась выраженная пароксизмальная активность, сильно напоминающая картину при миоклонических судорожных припадках. Такие клинические проявления были явным обоснование для применения клоназепама. Тогда (в середине 90-х) его можно было купить практически в любой аптеке по обычному рецепту, под фирменным названием антелепсин, производства ФРГ, или ривотрил, производства Швейцарии. Сейчас, даже польский клоназепам, очень сомнительного качества, трудно достать даже в специальных аптеках по специальному рецепту (с двумя печатями и подписью главврача). Дело в том, что в конце 90-х годов этот препарат попал под метлу борьбы с наркоманией, и его отнесли к группе наркотиков. Правильно ли это, я судить не берусь. В применяемых мной дозах никакого наркотического воздействия на детей и взрослых я не обнаруживал. У взрослых в редких случаях возникает привыкание к препарату: на клоназепаме речь прекрасная, при отмене – ещё хуже, чем была раньше. Поэтому для взрослых я назначаю препарат только в случаях проявления пароксизмов на ЭЭГ, что у них бывает крайне редко, или для преодоления навязчивых страхов. Т.к. все препараты назначаются в комплексе, то низкие дозировки работают. Кальция гопантенат (пантогам) действует в том же направлении, что и клоназепам, т.к. последний резко увеличивает содержание ГАМК в межклеточном пространстве головного мозга (по данным специальных биохимических исследований), что и позволяет снизить эффективную дозировку клоназепама и уменьшить его негативное побочное воздействие.
Используются следующие дозировки: первая неделя – 0,0025 г (четверть мг) только на ночь; вторая неделя – 0,0025 г утром и на ночь; треть неделя и последующие 2 месяца – 0,0025 г утром, днём и на ночь. Желательно принимать в одно и то же время, как и аминокислоты, но менее строго: плюс минус 30-60 мин. Отменяется препарат в обратной последовательности: вначале отменяется дневная доза, и так принимается неделю. Затем отменяется утренняя доза, и так применяется неделю, затем прием заканчивается. Если введение препарата допускается ускоренными темпами (в случаях «запущенной» пароксизмальной активности по ЭЭГ у детей), т.е. с циклом по три дня на каждое увеличение дозировок, то отмену препарата ускорять ни в коем случае не рекомендуется.
Общее сезонное правило такое. Наиболее неблагоприятное время для мозга (из-за магнитных бурь и других факторов внешней среды) весна и осень. Травы пьем непрерывно в течение года. Пантогам и глицин начинаем пить за 1-2 недели до начала сентября. В середине сентября постепенно вводим (если это требуется по медпоказаниям) клоназепам, таким образом, чтобы к началу октября достичь максимального трехразового приема. Начинаем уменьшать дозировку клоназепама в начале декабря, заканчиваем его прием в середине декабря. Прием аминокислот заканчивает «под елкой» - в конце декабря. Новый цикл приема начинаем в феврале. Сначала начинаем прием аминокислот, в середине месяца начинаем прием клоназепама, чтобы к началу марта выйти на трехразовый прием. Начинаем уменьшать прием клоназепами в начале мая, заканчиваем в середине мая. Прием аинокислот заканчиваем в начале лета. Летом делаем перерыв на всё, кроме трав, и за неделю до начала сентября повторяем весь цикл.
Взрослым не рекомендую пить клоназепам больше года. Вполне достаточный срок чтобы облегчить себе работу над речью в критических ситуациях. В дальнейшем следует уповать на саморегуляцию, упражнения которой также приводят к усиленному выбросу аналогичных клоназепаму веществ в головном мозга.
У детей до 8 лет никаких побочных эффектов не обнаруживается даже после приема в течение 2-3 лет по описанному выше циклу, но необходимо периодически делать ЭЭГ, чтобы избежать передозировки клоназепама.
В частности, уже не раз писалось, что обычная ЭЭГ для выяснения проблем заикания малоинформативна и там для нас важна только одна проблема: есть или нет на ЭЭГ пароксизмальная активность. У взрослых (старше 20 лет) такой активности, как правило, нет, а если есть, то необходимо обратиться к неврологу для направления на дальнейшее обследование объективными методиками. Если такой активности нет, то это ещё ни о чем не говорит, т.к. проблема заикания в нарушении межструктурного взаимодействия головного мозга, которое выявляется путем специальной компьютерной обработки ЭЭГ. Но даже в случае, если нарушение взаимодействия не выявлено, а у человека проблемы с речью, это говорит лишь не о заикании, как таковом, а о логоневрозе, наиболее часто встречающимся у взрослых. Ведь запись ЭЭГ делается в состоянии спокойного бодрствования, без речи, а если сделать такую запись на фоне эмотивной речи, то явно видно нарушение межструктурного взаимодействия по сравнению с условной нормой. Эмотивная речь – это речь в условиях стресса (например, при защите диссертации или другом публичном выступлении, имеющим важное значение для выступающего). Здесь у людей даже никогда в жизни не заикающихся проявляются все логопедические признаки заикания, и происходит это вследствие нарушения межструктурного взаимодействия под влиянием определенных химических веществ, выделяющихся в головном мозге под воздействием стресса. Механизмы до боли сходные, но почему-то никто на этом не акцентирует внимание, хотя по телевизору мы очень часто видим «мычащих» в буквальном смысле слова очень солидных людей, да и запинающихся в явном виде хватает.
Не надо расстраиваться и горевать по поводу того, что месяц говорил под метроном, а потом несколько дней более быстрым слогом или вообще без слога. Основы слоговой речи, как показывает практика, закладываются за 2-3 недели, ведь такая речь существует в нашей генетической памяти, и мы, строго говоря, просто восстанавливаем наше детство. Однако напоминание о нашем детстве необходимо поддерживать ежедневными тренировками (как в спорте). Метроном должен работать круглые сутки, особенно ночью, когда посторонние помехи минимальные. Силу звука можно уменьшить до минимума - мозг и так все прекрасно услышит. На слоговой речи под метроном необходимо работать не менее 2-х часов ежедневно: чтение стихов с соблюдением пауз (в зависимости от знаков препинания) и выделением силой голоса ударного слога в слове, чтением и пересказом прозы, в том числе докладов или публичных выступлений, которые необходимо тщательно готовить. Однако выступать по бумажке не рекомендую, т.к. убирается очень важная творческая часть выступления, в ходе которого вам приходят, под влиянием стресса, оригинальные мысли. Творчество переключает внимание вашей больной психики с патологии речи на новые мысли и идеи, что существенно облегчает речь и заодно делает её более яркой и выразительной. Если это ответственный доклад, то план на бумажке иметь надо, но ни в коем случае не ограничивать себя текстом. Правда здесь у каждого есть свои приемы, отработанные практикой. Лично я никогда по бумажке не читал, но план на всякий случай имел, особенно во время официальных докладов.
Над выразительностью слоговой речи, как и речи вообще, необходимо работать каждодневно и непрерывно. Выразительность в слоговой речи поневоле скрадывает некоторую её "машинообразность", привлекает слушателей и уменьшает речевую напряженность, давая попеременный отдых различным группам речевых мышц.
Сам по себе переход на более быстрый темп речи и слога, при соблюдении указанных выше условий ежедневных тренировок, не может испортить речь или уменьшить уверенность в себе. Наоборот, вы вдруг обнаруживаете, что какой-то отрезок времени говорили без слога, но уверенно и выразительно, что укрепляет вашу самооценку и уверенность в правильности выбранного способа лечения. Чтобы такие моменты бывали чаще, надо как можно больше выступать, пользуясь любым удобным случаем и не обращая внимание на возможные неудачи (опять таки, как в спорте !).
Конечно, при лечении в группе всё значительно легче: есть поддержка психотерапевта и других членов группы. Кстати, одна из важных задач психотерапевта - создание соответствующих микрогрупп по 2-3 человек для работы в реальных условиях улицы. Удачная микрогруппа решает многие речевые трудности и способствует более быстрому снятию речевого стресса. Такую микрогруппу можно организовать самостоятельно, если у вас есть настоящие друзья или подруги, готовые пожертвовать собственным временем для вашего здоровья. Это конечно менее эффективно, чем поддержка специалиста, но тоже дает неплохие результаты.
Итак, для эффективного самолечения требуется соблюдение ряда условий: непрерывная суточная работа метронома на частоте 80 уд/мин; ежедневные 2-х часовые тренировки на слоговой речи, с упором на её выразительность; ежедневное выполнение звукодвигательных упражнений и упражнений по самовнушению, которые развивают уверенность в своих возможностях; и, наконец, бесконечная вера в то, что хорошая речь необходима тебе для достижения некоторых ориентиров в жизни. Не будет лишней также помощь друзей (заодно проверяется, друзья ли они тебе или так). Тексты самовнушения и некоторые полезные упражнения приведу в ближайшее время.
Почему побольше стихов: стихи это не просто речь, а речь на некоторой музыкальной основе, благодаря чему включаются сразу две генетические программы: программа первого крика и программа первого слова. Здесь много спорить не надо, просто попробуйте сами и всё прочувствуете. Вообще эти споры напоминают мне известную притчу о Галилее, когда он изобрёл телескоп, увидел в небе невидимые ранее планеты и предложил монаху соседу посмотреть, на что тот сказал: "И смотреть не буду, так как этого быть не может!"
Вся классическая музыка основана на звуке ЛЯ первой октавы, поэтому она только способствует укреплению речи, укрепляя её генетические основы (первый крик ребенка). Метрономный ритм вторичный (первые слова ребенка), и никаким образом не конкурирует с основой. Поэтому прослушивание классической музыки развивает интеллект и укрепляет речевую базу мозговых функций. Другое дело "современная" музыка, основанная на многократных повторениях определенных тонов. Её задача ввести мозг человека в определенное зависимое состояние, сходное с гипнотическим, и на этом фоне, путем многократных повторений одних и тех же слов, внушить определенные (в большинстве своем примитивные) мысли и действия. Основы такого воздействия заимствованы от первобытных африканских и восточных культур, и впервые в широком масштабе осуществлены группой Битлз (хотя у них ещё были вполне разумные слова).
Наш мозг оперирует, если так можно выразиться, классической музыкой. В нашем отделе даже была разработана методика лечения пограничных психических расстройств: больному в начале дают прослушать несколько модулированную запись его ЭЭГ с заданием, сделать её более приятной для восприятия. И мы сами удивляемся, какие произведения классики (в лучших образцах Баха) может генерировать наш головной мозг, особенно детский, не захламленный современным внешним воздействием. За несколько таких сеансов собственной "мозговой терапии" удаётся справится с развитием многих психических заболеваний детского возраста. Так что "классика" живет в каждом из нас с самого рождения, и способствует нормальной работе мозга.
По данным кросскорреляционного анализа ЭЭГ, нарушение межструктурного взаимодействия нормализуется у некоторых взрослых больных за 1,5-2 месяца при работе в группе (это сеансы психотерапии три раза в неделю, ежедневные 8 часовые самостоятельные занятия занятия и т.д.). Т.е. у лиц, проходящих лечение в группе я в обязательном порядке записывал ЭЭГ до и после лечения. Однако сам этот факт ещё не говорит о полном излечении. У взрослых лиц, как правило не заикание, а логоневроз, т.е. нарушение речи связано и с нарушением межструктурного взаимодействия, и со значительным страхом перед собственной речью - одной из разновидностей невроза навязчивых состояний (например, таких как страх замкнутого пространства и т.п.), очень плохо исследованных современной наукой. Достаточно сказать (о чем я уже писал неоднократно), что как член ученого совета на защитах диссертаций я наблюдаю почти в 30% явные признаки заикания у соискателей, хотя в обычной речи они никогда не заикались и не заикаются. Это так называемая "эмотивная речь" - речь в состоянии сильного стресса. Под влиянием сильных эмоций (главным образом страха) в мозгах выделяются определенные химические вещества, значительно меняющие межструктурное взаимодействии, которое у некоторых (не у всех !) людей приводит к нарушению речи. Вопрос этот мало исследован, и я уже, по-видимому, не успею им заняться. Хотя очень бы хотелось!
Таким образом можно сказать, что развивая волевые качества путем ежедневных спортивных тренировок вы убираете (или в значительной мере ослабляете) составляющую влияния страха на речь, но не облегчаете работу мозга по её производству. Лично я двумя руками за физическую культуру, но профессиональный спорт (начиная с уровня мастеров и выше), увы, не для здоровья. Это очень тяжелая работа, не всем доступная и не очень полезная, как любой очень тяжелый труд. С другой стороны, бегом на месте не разовьешь ни личность, ни определяющую её волевые качества. Всё хорошо в меру!
что касается исправления моей собственной речи. Ни два года, ни даже год я под метроном не говорил, и вообще, на начальном этапе серьезно своей речью не занимался. Использовал метроном и слоговую речь, когда было крайне необходимо что-то сказать (например, назвать номер пропуска, или выступить с ответственным докладом на госкомиссии и т.п.). Серьезно начал заниматься речью после защиты кандидатской диссертации и утверждения новой темы исследований по проблемам речи в конце 70-х годов. В начале 80-х мы с Л.З.Андроновой опубликовали первую статью и получили первое авторское свидетельство (в чем её главная заслуга, т.к. именно она в Москве доказывала действенность слогового метода перед комиссией практическим лечением больных заиканием). Полную уверенность в своей речи получил с момента начала чтения популярных лекций в обществе "Знание" с начала 1984 года. Тема была редкая для тех времен: Восточная медицина: достижения и загадки", и народ просто ломился на такие лекции. Хочу отметить, что я никогда не читал по бумажке, экспериментировал в ходе лекций, и люди, посещавшие не одну лекцию, с удивлением отмечали, что двух одинаковых по содержанию докладов никогда не было. Сам я как-то этого не замечал. Самая продолжительная лекция (вместе с ответом на вопросы) была в центральном отделении общества Знание на Литейном проспекте, и продолжалась немногим меньше 5 часов (чем я, по правде, горжусь до сих пор). С высоты современных знаний, не могу сказать, что лекции были уж очень содержательные, но для того времени вполне хватало. Книги по этой тематике я собирал с юношеских лет на русском и, преимущественно, на английском языках, так что материала вполне хватало. По ходу этих выступлений я приобрел как уверенность в себе, так и в своей речи, что позволило мне уже с 1985 года начать лечение детей слоговым методом в логопедических группах обычных детских садов с легкой руки (и под руководством) выдающего ленинградского логопеда А.З Лапа (к сожалению, безвременно умершую в начале 90-х годов). С конца 80-х годов кроме детей начал лечить и взрослых, причем довольно успешно, что, наряду с лекциями, укрепило уверенность в себе и своих психотерапевтических возможностях. Элементы Йоговских упражнений и специальные звукодвигательные упражнения (по сути, варианты мантр) регулярно исполняю до сих пор. Они, кстати, опубликованы на этом сайте.
Запись самого психотерапевтического сеанса, которую я даю больным, сама по себе не имеет значения без моих сеансов психотерапии. Больной, прослушивая запись, как-бы вспоминает то, что он ощущал и переживал на сеансе, что поддерживает его в определенном психологическом настрое. Без прохождения реальных сеансов вспоминать нечего, и сама кассета с записью мало что дает.
В третьих, почти все мои книги приводятся на моем сайте.
Да, я лично присутствовал на сеансах "одномоментного снятия заикания" К.М.Дубровского в 1964 г., о чем писал выше на этом сайте. Первичное поражение мозга не является чем то фатальным. Оно лишь меняет генетически запрограммированное взаимодействие между структурами головного мозга, что и является первопричиной заикания и дальнейшего развития логоневроза. Под влиянием мощного психического воздействия нарушенное взаимодействие может восстанавливаться, но для долговременного удержания такого восстановления требуются дополнительные меры, одной из которых является слоговая речь, специальные упражнения, самовнушение и т.д. И Андронова, и Некрасова применяли такой метод, так как были ученицами Дубровского, но для закрепления его эффекта вынуждены были применить дополнительные меры воздействия, о чем также подробно сказано в моей книге: "Заикание: неврология или логопедия?", в которой подробно рассматриваются все современные (на тот период времени - начало двухтысячных годов) методики лечения заикания. Моё общение с самыми мощными гипнологами и экстрасенсами показало, что все они неохотно и крайне редко берутся за лечение заикания как раз по причине нестабильного и недолговременного эффекта. Всё это в свое время и послужило толчком для моих исследований этого вопроса, о чем также подробно сказано в упомянутой книге.
Поражение мозга в наших случаях, как говорят в медицине, "резидуальное" - остаточное, и его реально (анатомически) обнаружить очень трудно. Как правило, оно происходит чаще всего внутриутробно, или при родах, о чем можно судить лишь по косвенным признакам, хорошо известным неврологам. Например, асфиксия (кислородное голодание) плода разной степени тяжести с неизбежностью вызывает гибель миллионов клеток (что доказано на посмертных вскрытиях) и чаще всего в самых уязвимых областях головного мозга. Одними из таких областей являются речевые области, как появившиеся последними в эволюции человека. У млекопитающих животных, включая человекообразных обезьян, такие области отсутствуют (однако, насколько мне известно, есть у дельфинов!). Поэтому клеточные структуры этих областей более подвержены влиянию вредных внешних факторов, относительно безвредных для других клеточных структур. Конечно, все определяется степенью воздействия, о чем свидетельствуют большое количество детей с ДЦП (детский церебральный паралич). Казалось бы двигательные области головного мозга самые древние и устойчивые, но и здесь бывают проблемы, причем, не сравнимые с нашими. Так что возрадуемся, что у нас было просто заикание, а не ДЦП!
Само первичное поражение не проходит бесследно. Конечно, мозг его компенсирует, подключает обходные пути, создает новые схемы своей работы (генетически не запрограммированные), часто очень эффективные и практически совсем не влияющие на внешнее проявление той или иной функции. Однако если такая замена заметна и вызывает дефекты поведения и психических функций, то такую вновь созданную схему мы и называем устойчивым патологическим состоянием, т.к. мозг борется за сохранение вновь созданных им систем всеми доступными ему методами. Поэтому, в пограничных психических расстройствах, в которых дефект не запрограммирован генетически (как например в шизофрении), первично всегда резидуальное поражение и от сюда надо исходить. И термин "поражение мозга" мы употребляем именно в этом смысле, но всегда боремся с устойчивым патологическим состоянием и лечим именно его, пытаясь вернуть работу мозга на генетически запрограммированный путь.
Теперь что касается страхов и преодоления ступора. Я недаром первыми привел так называемые звукодвигательные упражнения. Тибетская практика медитации на звуке "Ом" одна из самых древних и эффективных. Когда предстоит ответственное выступление в стрессовых условиях, я до сих пор на пути к трибуне начинаю медитировать на звуке "Ом", что совершенно незаметно для окружающих, но очень эффективно успокаивает. А если к этому добавить массаж доступной на руке точки "Хэ-гу" (простое её растирание), то вообще все прекрасно. Наступает полное спокойствие в любых условиях, а непрерывное мычание звука "Ом" без проблем вызывает запуск речи в целом. Мои рекомендации помогли сотням взрослых с весьма запущенной степенью логоневроза. Так что советую попробовать.
Теперь о приступах немотивированного страха. В мировой медицине такие приступы носят название "паническая атака". Советую проконсультироваться с хорошим психотерапевтом, т.к. запускать это явление нельзя. В моей практике такое, хотя и редко, встречалось у больных логоневрозом. Вместе с другими описанными выше препаратами я в таких случаях применял так любимый "цифровиком" (кстати, куда он исчез?) клоназепам в суточной дозе не более 1 мг, но длительное время (в течение всей весны и осени) по специально разработанной мной схеме (под контролем ЭЭГ). Действует эффективно. Ещё раз напоминаю, что надо посетить психотерапевта и взять у него рецепт на клоназепам, который так просто не дают, но в вашем случае это препарат первого ряда применения, во всяком случае в практике клиник США.
что касается ноотропов. Так как я начинал в середине 80-х с лечения детей, то конечно попробовал ноотропил, который тогда был в большой моде. Однако по сравнению с пантогамом действовал более жестко, в ряде случаев вызывал перевозбуждение (а эти дети в большинстве своем и так гиперактивны), и я вынужден был от него отказаться. Так вот и получилась эта триада, которую я потом без особых изменения перенес на взрослых. Конечно, сейчас куча других препаратов того же класса, но при успешном лечении больных, особенно детей, не до экспериментов. Результаты есть и как говорится от добра добра не ищут. Хотя, конечно, индивидуальный подход никто не исключает, но для этого должны быть веские основания.
про Фенибут. Как показывает практика, несмотря на рекомендации а справочниках, на речь у детей этот препарат влияния вообще не оказывает. Зато весьма эффективен при нарушениях сна, особенно у взрослых, так как воздействует на отвечающие за сон структуры мозга. Все, даже самые новомодные снотворные, дают поверхностный сон, точнее, некое сноподобное состояние, ни в коей мере не заменяющее полноценный сон во всех его стадиях. А вот фенибут обладает таким действием и вызывает полноценный сон. Поэтому 0,5-1 таблетка для взрослых на ночь и спите как младенец в буквальном смысле этого слова.
Фенотропил - это тоже совершенно не о том, хотя его и применяют при лечении заикания у взрослых. Я его не использовал, так как "хвосты" его последействия плохо исследованы и по моим данным часто приводят к шизоподобным состояниям (как, кстати, и чрезмерная дозировка клоназепама). В краткосрочной перспективе это выглядит достаточно эффектно, но долгосрочные последствия весьма плачевны. Кроме того, наступает привыкание (как к некоторым наркотическим средствам), от которого потом трудно избавиться.
Вообщем, чем меньше препаратов, тем лучше. Надо уповать на собственную волю и упорство, как в спорте, а всякие медицинские препараты должны играть сугубо вспомогательное значение, хотя без них иногда трудно обойтись. В любом случае, время применения фармакологии должно быть строго ограничено и находиться под строгим медицинским контролем.
При помощи специальной компьютерной программы, ещё в середине 80-х годов нами показана связь между структурами коры головного мозга у относительно здорового человека, и человека, страдающего заиканием. Эта компьютерная схема приведена практически во всех моих книгах. Сейчас ЭЭГ каждого человека (взрослого или ребенка), проходящего у нас обследование, обрабатывается по этой программе, в результате чего получается визуальная картинка, позволяющая реально определить степень нарушения взаимодействия между структурами головного мозга по сравнению с условной нормой, и на основании этого рекомендовать терапию. В том числе теми или иными фармакологическими препаратами.
Что касается меня самого. Да, я не применял никаких фармакологических препаратов. Но я несколько лет ходил на занятия к Л.З.Андроновой, куда меня направил К.М.Дубровский в 1964 году. Это были скорее дружеские встречи, в ходе которых мы обсуждали разные аспекты слоговой методики лечения заикания, но в силу своего могучего гипнотического таланта, Лия Зиновьевна несомненно оказывала на меня большое психологическое влияние. Я тогда работал в ОКБ знаменитого конструктора Н.Кузнецова - создавали знаменитую даже сейчас серию ракетных движков НК 32, 33 и т.д., чтобы лететь на Луну, поэтому при помощи друзей, мне не сложно было сделать портативный электронный метроном, и я начал пользоваться им с 1966 года. Массово тогда таких метрономов сделать было невозможно, и Андронова постепенно перешла на "пальчиковый" метод. Но, ещё раз подчеркиваю, её мощное психологическое влияние на мою личность и на мою речь остается для меня несомненным.
Первые лекции в обществе Знание я начал читать в 1984 году. До этого пару раз выступал с описанием слоговой методики перед логопедами Ленинграда, в том числе и в знаменитом Институте уха-горла-речи, в котором в 1956 году проходил двухмесячный курс лечения (без ощутимого успеха), тоже без какого-либо результата. Из общения с логопедами я вынес твердое убеждение о совершенной бесперспективности традиционных методов лечения заикания, и остаюсь при этом мнении до сих пор.
Помню, что на первой лекции было очень трудно, даже не в отношении самой речи, а с шумом. Лекция проходила в действующем цехе ткацкой фабрики. Часть станков конечно выключили, но оставшаяся часть создавала такой сильный уровень шума, что мне приходилось в буквальном смысле кричать. Содержанием лекций я был увлечен, никогда не читал по записям (да их у меня и не было - только план) и в ходе речи в буквальном смысле слова забывал о своем недостатке, о трудных словах, запинках, и даже о самих слушателях, которые для меня были неким уровнем шума в зале, по которому я судил о его настроении и степени заинтересованности. Через год на мои лекции была очередь на несколько месяцев вперед, и я мог выбирать, куда мне ехать и перед кем выступать, хотя никогда этим особо не злоупотреблял и не делал разницы между рабочими ЛМЗ или аудиторией престижного ВУЗа.
Считаю, что эти лекции и выступления (а длились они иногда 4-5 часов из-за многочисленных вопросов слушателей) дали мне очень много для укрепления и становления нормальной речи, а также уверенности практически при любых обстоятельствах. Параллельно с лекциями я начал вести группы по лечению детей, больных заиканием (с 1985 года), сначала в логопедических группах обычных детских садов (вместе с логопедом, который при этом присутствовал, но не мешал, за что я ему до сих пор благодарен), затем в специально созданных группах (тоже организованных не мной), и наконец в ИЭМ АМН СССР, где работал до недавнего времени, пока меня "по возрасту" не ушли на пенсию. Сейчас заинтересованные люди просят опять вернуться "в профессию" - пока думаю. Конечно, хочется найти продолжателя дела, но это судьба и так просто не бывает. Хотя методика даже в компьютерном плане отлажена, здесь ещё нужна личность, а её непросто найти. Вернее, она сама должна меня найти.
На межструктурное взаимодействие мозга оказывает влияние множество причин, в том числе и эмоциональное состояние состояние человека, которое определяется работой и состоянием определенных подкорковых образований головного мозга. Об этом очень красочно писал великий нейрофизиолог Х.Р.Дельгадо в книге "Мозг и сознание".
Наш подход основан на работах академика М.Н Ливанова и моего безвременно ушедшего учителя И.В.Данилова. В середине 60-х годов на международном съезде физиологов в Москве, ак.Ливанов продемонстрировал по ЭЭГ, что образование условного рефлекса происходит только тогда, когда в двух точках головного мозга устанавливается взаимодействие на одной и той же частоте. И.В.Данилов впервые показал, что заикание (как искусственное, так и естественное) возникает при частотном рассогласовании в работе левого и правого полушария головного мозга. Развивая эти исследования относительно заикания, я показал, что всё дело в работе правого полушария головного мозга, в зоне, симметричной зоне Вернике левого полушария. Симметричная зона правого полушария отвечает за первичную (черновую) обработку всех входящих сигналов головного мозга, в том числе и речевых. Нарушение такой обработки приводит к перегрузке речевых областей левого полушария головного мозга и появлению нарушений речи в виде заикания или непроизвольных остановок, или повторов первых слогов в слове и т.п. На функционирование как левого, так и правого полушарий влияет масса факторов в работе головного мозга, в том числе, конечно, и работа структур, отвечающих за эмоциональное состояние. Но первичным, запускающим всю цепочку патологии, является именно нарушения в теменно-височной зоне правого полушария, что доказывается нашими многочисленными научными работами, которые напечатаны в научных статьях и книгах.
И наконец, рассогласование между структурами головного мозга происходит не на границах, которых по сути нет, а в электрическом взаимодействии между структурами, которое фиксируется по ЭЭГ.
На всякий случай привожу рецептуру, которую я применял для больных заиканием в течении почти 30 лет (с 1985-2012 год).
Пантогам 0,25, через 15 мин. после еды, дети до 10 лет 1 таб. 2 раза в день, утром и днем в одно и то же время. Взрослые - 2 таб. 2 раза в день.
Глицин 0,25, через 15 мин после еды, дети до 10 лет 1 таб. 2 раза в день, утром и днем в одно и то же время.
Взрослые - 2 таб. 21 раза в день.
Ново-пассит, микстура из 7 трав. Дети до 7 лет 1 чайная ложка /взрослые 1 диссертная ложка, во второй половине дня (после 17 часов).
Пустырник, трава: заварить 1 чайную ложку на стакан кипятка и выпить в течении дня.
Клоназепам (по специальному назначению, в дозировке не более не более 0,001 на один прием по схеме).
График приема: начало за 1 неделю до 1 сентября, окончание 31 декабря; январь перерыв; далее с февраля до июня, летом перерыв до последней недели августа и т.д. в течение не менее 2-3 лет ( по указанию врача).
Фирма "Эвалар" вроде бы гарантирует качество, и пустырник уже заваривать не надо, тем более он вместе с витаминами группы В (это к вопросу о повышенном выводе этого витамина пантогамом). Мои больные пили еще поливитамины (если могли достать).






Первый конспект - сокращённый вариант. Второй - полный.


Вернуться в «Дневники»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 6 гостей