alexogor - мой дневник

Описание: Личный опыт участников форума по преодолению заикания.
Модератор: Inkognito

sweden F
Аватара
sweden F
Репутация: 1132
Лояльность: 1379
Сообщения: 2343
С нами: 8 лет 9 месяцев

Сообщение #461 sweden » 28.03.2021, 10:33

alexogor писал(а):Сейчас же многие девушки-модели кажутся мне просто страшными (и лицом, и худобой тела).
зато как красиво на них смотрится любая одежда! :wink:
Человека легче обмануть, чем убедить его, что он обманут (c)

alexogor M
Аватара
alexogor M
Репутация: 604
Лояльность: 417
Сообщения: 786
С нами: 10 лет 9 месяцев
Откуда: Тверь

Сообщение #462 alexogor » 26.10.2021, 20:42

phpBB [video]

alexogor M
Аватара
alexogor M
Репутация: 604
Лояльность: 417
Сообщения: 786
С нами: 10 лет 9 месяцев
Откуда: Тверь

Сообщение #463 alexogor » 16.01.2023, 21:41

Встреча с Тоби́асом Хаазе в Берлине, который консультирует взрослых и детей (с родителями) по вопросам заикания. Это не индивидуальная инициатива, а организация «Речевые консультации» (sprechraum-beratung) под эгидой общенемецкого объединения заикающихся. Встреча проходила в центре Берлина, на Krumme Straße.

Изображение

Есть общенемецкое объединение заикающихся – Bundesvereinigung für Stottern und Selbsthilfe, в каждой федеральной земле есть свой Земельный союз заикающихся – Landesverbund, в городах – группы взаимопомощи (Selbsthilfegruppen).

В детском возрасте заикание, возникнув, часто исчезает само или в результате терапии (до 80% случаев). Во взрослом возрасте исчезновение заикания – крайне редкий случай.

Еще 50 лет назад в Германии был распространен предрассудок, что заикающиеся люди туповаты, психпатичны или что заикание – это результат неблагоприятной атмосферы в семье. Сейчас мы знаем, что заикание имеет физиологическую основу: определенные области мозга функционируют у заикающихся не так, как у нормально говорящих. Следовательно, это физический дефект и на его основе человек может получить удостоверение об инвалидности (человек с ограниченными возможностями).
В школе учителя не имеют права выставлять заикающимся более низкие оценки из-за заикания.

Представление заикания в СМИ, фильмах и книгах. В детективах положительный герой (протагонист, комиссар) никогда не бывает заикающимся. Если кто и заикается, то злодей, маньяк, преступник, антагонист.

Мой комментарий
Здесь сразу две особенности немецкой культуры: во-первых, увлечение детективами, которые играют важную роль в массовой культуре и герои детективов действительно на виду. Разве в России сейчас популярны детективные книги или фильмы? Я понимаю, что есть Акунин, Донцова и кто-то еще, но я лично малознаком с их героями. Во-вторых, разве в России кто-то додумается выстраивать ассоциацию «заикающийся – злодей»? Мне кажется, это только в западной (немецкой) культуре могут до такого додуматься.


В последние годы общественное понимание по отношению к заикающимся значительно увеличилось. Тобиас говорит, что в магазинах, кафе, по телефону люди терпеливо ждут, пока он скажет свое.

Мой комментарий.
Не сказал бы, что как в Германии, так и в России когда-либо были с этим проблемы (а равно – во Франции, Италии, Испании). В России я порой наталкиваюсь на нетерпеливых людей, но и то в основном они ждут. В Европе – тем более. Ведь в Европе у меня в речи две особенности – я не просто заикаюсь, но и как иностранец говорю медленно и порой даже не сразу могу сформулировать. В 2012 г. я, находясь в Берлине, позвонил в магазин автозапчастей, чтобы спросить пульт для сигнализации. Я не просто заикался, я еще долго не мог сообразить, как сказать по-немецки «дистанционное управление» (Fernbedienung). И ничего, на том конце мужчина ждал, объяснял, наконец, подсказал мне нужное слово.
У Тобиаса была в речи важная лексика, касающаяся именно заикания: hängenbleiben – застопориться, jemandem ins Wort fallen – перебивать кого-либо, jemandem das Wort aus dem Mund nehmen – договаривать за кого-либо.


Однако по-прежнему в обществе есть дискриминация в отношении заикающихся: их речь воспринимается критически, им неохотно дают слово. И у самих заикающихся велик стыд: они предпочитают прятать свое заикание. При устройстве на работу заикание – минус: Вы не найдете работодателя, который скажет: «О, Вы заикаетесь, именно Вы нам и нужны!».
И порой люди, которые первый раз встречают заикающегося, спрашивают себя: «Что с ним? Почему он ищет слова? Почему он так возбужден?».

Мой комментарий
Сомневаюсь, что таких случаев много. У меня было в жизни несколько таких случаев, когда люди не понимали, что со мной. Но в основном все всё понимают.


Поэтому мы советуем открыто говорить о своем заикании. Потому что благодаря открытости внимание собеседника переключается с того, как говорит заикающийся, на то, что он говорит. Дело в том, что (без этой открытости) медленная, спотыкающаяся речь да еще и с гримасами волей-неволей отвлекает наших собеседников от того, что именно мы говорим.

Мой комментарий
И тут Тобиас похвалил меня с моей нагрудной табличкой. Меня все за нее хвалят.


Большинство известных Тобиасу заикающихся, которые являются активными членами групп взаимопомощи, имеют работу. Рано или поздно они находят работодателя, которого устраивает их заикание. Однако нужно учитывать, что люди с действительно сильным заиканием, как правило, не участвуют в группах взаимопомощи и обстоятельства их жизни неизвестны.
Жизнь заикающихся в обществе зависит как от выраженности симптомов заикания, так и от их обращения (Umgang) с этими симптомами. Есть заикающиеся с очень сильным заиканием, которые, тем не менее, активны в группах взаимопомощи, у них есть работа, семья, но это – за счет большой открытости в отношении заикания.

Мой вопрос Тобиасу
Германия и вообще Запад известны своей толерантностью – по отношению к мигрантам, иноверцам и т.д. И при этом Вы говорите о дискриминации заикающихся. Разве заикающиеся как люди с ограниченными возможностями не входят в круг пропагандируемой толерантности?


В Германии велика толерантность к инвалидам-колясочникам, слепым и глухим. Мало толерантности в немецком обществе к людям с психическими отклонениями – депрессиями, агрессивностью и т.д. Заикающиеся – где-то посередине между этими двумя группами, т.к. согласно распространенному предрассудку заикание связано с психическими, душевными особенностями человека. Толерантность к инвалидам-колясочникам связана еще и с тем, что эта группа очень социально активна, она отстаивает свои права. Среди заикающихся такого нет, они достаточно одиноки и избегают публичности.

Мой комментарий
Отвечая, Тобиас, как ни странно, начал со сравнения заикающихся не с мигрантами и иноверцами, а с разными видами инвалидов.
Мне и в голову не приходило, что инвалиды требуют толерантности, я вообще не ассоциировал слова «толерантность» и «инвалид». Мне казалось, что инвалидам нужна, прежде всего, забота – пандусы для въезда в здания на колясках, лифты, звуковые сигналы на светофорах для слепых и т.п. В остальном я считал: у инвалидов четко понятно, кто что может делать и кто что не может делать: инвалид-колясочник не может ходить, слепой не видит, глухой не слышит и т.д. Соответственно на рынке труда они могут претендовать только на ту работу, которая соответствует их возможностям. Но Тобиас прав: действительно и в отношении инвалидов уместно говорить о толерантности, например, чтобы при равных условиях предпочтение при приеме на работу отдавали именно инвалиду, т.к. у не-инвалида больше других шансов найти работу.
И все же, на мой взгляд, говорить о толерантности и дискриминации уместнее в тех случаях, когда у человека не явное ограничение возможностей, а именно особенности – цвет кожи, религиозная принадлежность. И я отношу именно сюда заикание, т.к. заикающиеся могут говорить, но с особенностями.
И еще менее уместной, чем в случае с физическими инвалидами, мне казалась толерантность в отношении психических отклонений. Но теоретически ведь тоже: у человека там какой-нибудь невроз, шизофрения и т.п., но он не опасен для окружающих – разве он уже не человек? Разве он не имеет права жить нормальной жизнью, работать?


Сейчас политик в инвалидной коляске – это совершенно нормально, у него будут охотно брать интервью. Но можно ли представить себе заикающегося политика?

Мой комментарий
Да, действительно, и Байден тут – не показатель. Байден – это человек с практически преодоленным заиканием. Да, он смог сделать политическую карьеру. Но это так же, как если бы инвалиду-колясочнику сказали: нет, парень, ты сначала вылечи свои ноги, встань с коляски, а потом мы тебя пустим, куда ты хочешь. Т.е. сейчас быть инвалидами-колясочниками не стыдно, никто от них не требует «излечиться», а заикание почему-то – это что-то, что обязательно нужно убрать. Вот прямо фууу, с заиканием никуда не лезь. Вот вылечишься и тогда тебе все двери открыты. И тут, на мой взгляд, прямо нужна борьба за толерантность: это же стереотип, что выступать в парламенте, произносить речи, давать интервью можно только на «нормальной» речи. А почему нельзя с заиканием? Где написано, с какой скоростью должен говорить политик? Есть такой закон, где речь политика регламентирована? Вон Ельцин говорил в час по чайной ложке и ничего, слушали. И Брежнев еле говорил – тоже слушали. И Сталин был нетороплив.

Мой вопрос
Логопеды учат говорить, но заикающиеся и так умеют говорить. Просто у нас в одних ситуациях получается говорить, в других – не очень получается. Вы считаете, что заикание – это скорее логопедическая или психологическая проблема?


Причины заикания – телесные. Определенные мозговые, нервные каналы не работают, как положено. Как следствие развивается психологический компонент, из-за того, что мы от своего окружения постоянно получаем сигналы «ты – не такой, в тобой не всё в порядке».
Как правило, психотерапевты ни имеют понятия о заикании, а вот логопеды имеют некоторое понятие о психологии заикания.
В Германии сейчас основная амбулаторная терапия заикания – это терапия по методу Ван Рипера, который был разработан в США в 1950-х гг. и адаптирован в Германии в 1980-х гг. Метод Ван Рипера – сочетание логопедии и психологии: этапы идентификации, десенсибилизации, стабилизации и т.д. Отличие метода Ван Рипера от предыдущих подходов в том, что до Ван Рипера считалось, что заикание нужно убрать вообще, а по Ван Риперу заикание – это нормально, пусть будет, просто человек научается сглаживать запинки в речи, т.е. человек говорит обычным темпом до запинки, затем «выходит из запинки» (pull-out) и говорит дальше. В Германии сейчас все логопеды в начале лечения говорят: заикание останется с вами на всю жизнь, оно никуда не денется, мы только сделаем его легче, научим легче с ним обращаться (umgehen).

Мой комментарий
Я в свое время прочитал всю книгу Ван Рипера в немецком переводе, она у меня дома есть. Я даже начинал ее переводить на русский, но бросил. В сущности, метод Ван Рипера – продукт школы бихевириозма в психологии. Бихевиоризм (от англ. behaviour – поведение) – очень популярное направление в мировой психологии середины ХХ в., в его рамках был разработан, среди прочего, «прикладной анализ поведения» (applied behavior analysis, ABA), применимый и к заиканию. Одна из главных фигур в бихевиоризме – Беррес Скиннер. Суть бихевиоризма и метода Ван Рипера в том, что человека можно чему угодно научить, в том числе научить не заикаться (вообще или в определенных ситуациях) – «теория научения». Удивительно, что метод Ван Рипера, созданный около 70 лет назад, до сих пор доминирует и не вытеснен ничем более современным. И в нашей стране метод Казимира Дубровского и его производные – методы Некрасовой и Арутюнян – всё это тоже продукты бихевиоризма, т.е. Дубровский и Ван Рипер – это одно интеллектуальное поле, и это поле до сих пор сохраняет свои позиции.


В Германии метод Ван Рипера развивает Вольфганг Вендланд. Метод «гладкой речи» (fluency shaping) – это Кассельская школа: ее отличие от Ван Рипера в том, что Кассельская школа работает не «от запинки до запинки», а учит человека говорить по-новому – медленно, плавно, сливая слова друг с другом, чтобы заикание в принципе не проявлялось. Кассельская школа – это «модификация речи» (Sprechmodifikation), Ван Рипер – это «модификация заикания» (Stottermodifikation). Сам Тобиас предпочитает модификацию заикания, хотя на консультациях он излагает оба метода.

Мой комментарий
Я издавна предпочитаю модификацию речи, т.к. я вижу в подходе Ван Рипера два недостатка: 1) что значит работа «от запинки до запинки»? А если у меня запинки идут постоянно? И чем больше о них думаю (а Ван Рипер как раз и настраивает на то, чтобы думать о них) – тем больше у меня запинок, что тогда? 2) метод Ван Рипера – это фокусировка внимания на заикании и это плохо, на мой взгляд. Уж лучше фокусироваться просто на плавной речи, которая кстати далеко не на 100% исключает запинки.
Я был на шести встречах заикающихся в Берлине и хоть бы на одной из них хоть бы один человек демонстрировал, применял методику, говорил медленно – никто! А мне именно этого хотелось: увидеть и услышать, как немцы свою речь делают медленной и плавной. Никто! Все говорили обычным темпом и не особо заикались. Пожалуй, Тобиас – единственный, кто действительно применял, во-первых, модификацию запинок по Ван Риперу (хотя мне это не столь интересно), но главное – Тобиас чуть-чуть продемонстрировал плавную речь Кассельской школы – и меня даже это «чуть-чуть» вдохновило.


Мой вопрос
Известно, что среди заикающихся гораздо больше мужчин, чем женщин. Как в Германии девушки, женщины относятся к заиканию?


В целом для женщин заикание партнера – не проблема. Хотя это очень индивидуально. Конечно, заикание отнюдь не облегчает человеку поиск партнера. И опять же здесь многое зависит от отношения человека: насколько он открыто и легко относится к своему заиканию, насколько он легко переживает неудачи и готов идти дальше несмотря на неудачи. Да, в среднем заикающийся человек столкнется при поиске партнера с большим числом отказов, чем нормально говорящий. У самого Тобиаса жена не заикается.

Мой вопрос
Почему среди заикающихся Германии так мало виртуального общения? Есть форум, но он давно не активен. Проходят ли у вас конференции в скайпе или телеграме?


Во время пандемии мы стали проводить конференции. Форум раньше был активным. В фейсбуке немецкие заикающиеся не создали ничего серьезного в отличие от англоязычных стран. В Германии общение традиционно проходит в рамках групп взаимопомощи, и никогда не было потребности в активном виртуальном общении. Но сейчас общенемецкая группа взаимопомощи общается в зуме, flow-группа заикающейся молодежи уже много лет активно общается в ватсапе (150-200 чел.), у них есть и своя страница в фейсбуке. Но в целом, да, в Германии мало виртуальной активности. Если человеку нужно здесь и сейчас потренировать речь, он, как правило, использует персональные контакты, завязанные в рамках группы взаимопомощи, и звонит кому-то. В группах взаимопомощи можно и парно тренироваться: например, два человека друг с другом тренируют медленную речь. Надо найти партнера.
Вообще в Германии соцсети не очень распространены. Фейсбук используют в основном те, кому за 30. Молодежь использует инстаграм. Для ежедневного общения – ватсап. У Тобиаса, например, нет персональной страницы в фейсбуке, есть только служебная, но когда ему по работе нужно что-то опубликовать в фейсбуке, он всегда приходит в ужас от неудобного интерфейса.

Мой комментарий
Я всегда был такого же мнения о неудобстве фейсбука. В целом у меня такое впечатление, что мир уж подустал от соцсетей да и от Интернета в целом. Троллинг, хейт, мошенничество, ограничения из-за авторских прав, вопрос о безопасности собственных данных заставляют все больше людей использовать Интернет только пассивно (для поиска информации) или не использовать вообще. В Германии основная форма виртуального общения – емейлы. В частности, берлинские группы заикающихся используют только емейлы для рассылок и коммуникации.

черт из москвы
черт из москвы
Репутация: 62
Лояльность: 2
Сообщения: 1623
С нами: 1 год 9 месяцев

Сообщение #464 черт из москвы » 19.01.2023, 02:03

alexogor писал(а):Встреча с Тоби́асом Хаазе в Берлине, который консультирует взрослых и детей (с родителями) по вопросам заикания.
какое у него мед. образование ? :roll:
я беру всю информацию из мед.учебников !
Администранция сайта предупреждает, что любое употребление лекарственных препаратов без прямого назначения вашего лечащего врача, может создать угрозу для вашего здоровья.

alexogor M
Аватара
alexogor M
Репутация: 604
Лояльность: 417
Сообщения: 786
С нами: 10 лет 9 месяцев
Откуда: Тверь

Сообщение #465 alexogor » 20.01.2023, 01:38

Встреча 9 сентября 2022 г. в кафе, так называемый Stammtisch, т.е. собрание за столом людей, связанных чем-либо общим. Бывает Stammtisch по признаку национального происхождения, у нас был – по признаку заикания. Пришло 5 человек: организатор – немец Андре́ас, я, немка Катарина, немка Штеффи и гречанка Маргарита.

Маргарита давно живет в Берлине, проходила логопедическую терапию у Ульрики Фельсинг Подход Фельсинг: неизбегание заикания.

По профессии Маргарита программист (хотя первоначально получала музыкальное образование), Катарина и Штеффи – социальные работники, они все время работают с людьми. Не всегда им это легко. Например, Катарине бывает трудно звонить по телефону.

Встреча проходила в летнем кафе, мы сидели под открытым небом, и мне не нравился шум вокруг. Мне было плохо слышно собеседников, тем более что двое из них – Андреас и Штеффи – не просто заикаются, а говорят с достаточно сильными особенностями дикции. Они шепелявят, сипят, говорят этаким тонким сдавленным голосом. Мне кажется, они некоторые звуки подменяют, чтобы на них не заикаться. Катарина и Маргарита мало заикаются и говорят отчетливо, Маргарита с небольшим акцентом, у Катарины немецкий язык родной (как я люблю слушать чистую немецкую речь без акцента, она так мелодична и четка!).

И еще мне не нравилось, что мы сидим просто под деревьями, без всякого зонтика или шатра над нами: если пойдет дождь, то прямо на столики и всем сидящим придется куда-то бежать. Но в целом мне было интересно побывать на этой встрече, ведь она проходила в Восточном Берлине, в районе Ostkreuz, а я мало знаю эти районы. Это место около Ostkreuz – очень оживленное, там прямо целая улица с кафе и забегаловками. В тот теплый сентябрьский вечер молодежь прямо толпилась и клубилась на улице. Вообще Берлин кажется таким большим и разнообразным, что в нем еще столько неизвестных мне уголков!

Интересно, что присутствующие на встрече рассуждали о том, замечают ли окружающие их заикание или нет. Как будто их заикание можно не заметить? Меня иногда упрекают, что я наивен по части доброжелательного отношения окружающих к моей речи, но я не настолько наивен, чтобы думать, что кто-то может не заметить мое заикание.

Еще присутствующие сошлись во мнении, что быстрая речь – это плохо. Когда-то кто-то тараторит, даже на родном языке, - это плохо воспринимается. Я им рассказал, что Раиса Горбачева неторопливо говорила. А они в свою очередь рассказали мне о ведущей новостей на Первом телеканале АРД Сюзанне Даубнер (Susanne Daubner), которая говорит небыстро, отчетливо – как актриса в театре. Вообще речь актеров – образец речи, они умеют резонировать и далеко посылать звук, чтобы их было слышно во всем зале.

Изображение

Все присутствующие знают Вольфганга Вендланда. Речь шла о том, что Вендланд в свое время стоял у истоков организации взаимопомощи в Берлине и сам заикался.

Изображение

Обсуждался на встрече и предстоящий Конгресс заикающихся – общенемецкий съезд заикающихся в городе Халле, который состоялся в конце сентября 2022 г. Это ежегодный конгресс.

Андреас как активный член сообщества заикающихся рассказывал о задачах Общенемецкого объединения заикающихся (Bundesvereinigung für Stottern und Selbsthilfe):

    1) общественная работа – просвещение общества о заикании и воздействие как лобби (хотя для политики эта организация слишком маленькая),
    2) поддержка земельных союзов заикающихся (Landesverbände),
    3) реализация таких проектов, как «Заикание и профессия», «Заикание и школа» (консультирование родителей заикающихся),
    4) работа с компаниями медицинского страхования (чтобы они возмещали расходы людей на терапию),
    5) организация семинаров, выездных собраний и т.д.,
    6) консультирование людей по поводу возможной терапии.

Все земельные союзы заикающихся действуют на волонтерской основе, а вот у Общенемецкого объединения заикающихся есть офис в Кёльне и штат оплачиваемых сотрудников.

Андреас делит все подходы к терапии заикании на «избегание» и «неизбегание».

К числу ненадежных (в чем-то шарлатанских) методик относится Дель Ферро.

Маргарите помогли подкасты американской National Stuttering Association (NSA). Их подход: полное принятие своего заикания по формуле «Мне плевать, как я говорю, заикаюсь я или нет – я говорю, как хочу и как получается». В Германии этот подход имеет форму метода «неизбегания»: цель – «мягко заикаться, расслабленно заикаться или даже намеренно заикаться».

Все современные подходы – это комплексный (системный) подход к заиканию, включая психологию, эмоции и т.д.

Мой комментарий
Мне не очень нравится «намеренное заикание», и я практически его никогда не применяю. На мой взгляд, «намеренное заикание» - это лишняя концентрация внимания на речи.
Если на предыдущей встрече Тобиас разрешил видеосъемку, но только просил ее никуда не выкладывать, то на этой встрече в кафе нелепо было и ставить вопрос о видеозаписи.

alexogor M
Аватара
alexogor M
Репутация: 604
Лояльность: 417
Сообщения: 786
С нами: 10 лет 9 месяцев
Откуда: Тверь

Сообщение #466 alexogor » 23.01.2023, 16:17

Встреча берлинской группы взаимопомощи 12.09.2022. Берлинская группа взаимопомощи собирается два раза в месяц по понедельникам в центре sekis (Selbsthilfe Kontakt- und Informationsstelle) – это центр, где собираются разные группы взаимопомощи. Находится он в Западном Берлине, где мне всё знакомо, а именно на Bismarckstraße – это транспортная магистраль, которая перерезает Берлин с запада на восток, начинаясь от Теодор-Хойсс-Платц и заканчиваясь где-то на востоке на сталинских проспектах эпохи ГДР. Западный Берлин более фешенебельный, дорогой, ухоженный и малолюдный, тихий, по сравнению с Восточным. Почему-то я всегда жил именно в Западном Берлине (кроме одного случая, когда я Новый год оказался практически в коттеджном районе на самой окраине восточного Берлина).

На встрече было 4 человека – я и три немца, Штеффи, Хеннинг и Хайно. Ведущим был Хеннинг. Обычно встречи взаимопомощи имеют какую-то тему, но эта встреча была в свободном формате: мы по очереди выходили за кафедру и рассказывали кто о чем – я прочитал стихотворение Гейне, Штеффи рассказывала о своей социальной работе (она работает с алкоголиками), Хайно – о предстоящем Конгрессе заикающихся в Халле (участие вместе с двумя ночами в молодежном хостеле – 150 евро), Хеннинг – о всемирном Конгрессе заикающихся в Ливерпуле. Хеннинг присутствовал на нем, Конгрессы проходят в среднем 1 раз в три года и организуются Международной ассоциацией заикающихся – International Stuttering Association (ISA), в этот раз – в сотрудничестве со Stamma, Британской ассоциацией заикающихся. На этом конгрессе, среди прочего, обсуждалась такая интересная тема – beauty of stuttering – «красота заикания». Есть ли в заикании что-то красивое?

Формат выступлений на нашей встрече – около 5 минут, а потом обсуждение. В начале выступления выступающий говорит, какие он сейчас цели ставит перед собой (например, «не заикаться», «быть уверенным в себе» и т.д.). После выступления он рассказывает, что он чувствовал во время выступления, а окружающие задают ему вопросы и комментируют его выступление. Например, Хеннинг поставил себе цель – «говорить медленно и полными предложениями», потому что для него в живой речи всегда проблема – договаривать предложения до конца. А вот будет он при выступлении заикаться или нет – ему всё равно. Реально он говорил совсем не медленно, и это – тоже особенность заикающихся: мы думаем, что говорим медленно, а на самом деле совершенно неверно оцениваем свою речь, не контролируем скорость речи. Хайно, напротив, поставил себе цель «говорить без заикания»: в целом ему это удалось, но он сам признал, что был напряжен во время выступления.

Присутствующие говорили, что им всегда трудно произносить свое имя. У меня такой проблемы никогда не было. Так же, как часто люди жалуются на проблемы с телефонными звонками, но мне всегда было по телефону говорить либо не сложнее, чем вживую, либо даже легче, чем вживую.

Присутствующие сами признавались, что они – «быстро говорящие» или «нормально говорящие», т.е. говорящие незамедленно, в нормальном или даже быстром темпе. При взгляде со стороны – так и есть. Про Штеффи я уже писал в предыдущем посте. Хеннинг заметно заикается, но никаких методик, насколько могу судить не применяет. Хайно мало заикается, опять же говорит в нормальном темпе.

Хайно по профессии – экскурсовод. Он сам говорит, что «это профессия, в которой нельзя заикаться». И он старается не заикаться. Он отмечает, что заикающиеся часто стремятся к профессиям, требующим общения, - это наша известная психологическая особенность. Неслучайно же я так долго стремился к преподаванию. Интересно, что Хайно 75 лет, но он бодр и работает.

На встрече разрешили снимать на видео только себя.

Изображение

alexogor M
Аватара
alexogor M
Репутация: 604
Лояльность: 417
Сообщения: 786
С нами: 10 лет 9 месяцев
Откуда: Тверь

Сообщение #467 alexogor » 23.01.2023, 16:17

Общенемецкое объединение заикающихся (Bundesvereinigung für Stottern und Selbsthilfe, BVSS) издает свой журнал Kieselstein (нем. «галька» - по аналогии с морской галькой, с помощью которой Демосфен исправил свое заикание. Мне дали один выпуск этого журнала – он весьма милый.

Изображение

На обложке написано «Der Kieselstein – форум Общенемецкого объединения заикающихся» и фотография, посвященная Всемирному дню заикающихся (22 октября), и подписью «Я говорю по-своему» (Ich sag’s auf meine Weise) – чудесный девиз! Эта фотография с девизом реально размещена на баннере на вокзале в Халле – подобие социальной рекламы. На фотографии – Нико Хомоннай, активист группы взаимопомощи в Халле. Мне кажется, это так здорово – когда в общественном месте висит социальная реклама про заикание! А сзади обложки анонс книги рисунков заикающихся детей «Мои слова скачут как птички» (тоже очень милая метафора).

Сейчас членами BVSS являются 1322 чел. Они платят годовой взнос в размере 78 евро (для учащихся – 54 евро, для молодежи до 21 года – 30 евро).

Изображение

А вот страницы с рассказом о том, что в разных городах предпринималось в День заикающихся. В Кёльне телекомпания WDR взяла интервью у заикающегося парня Йошуа: он нервничал перед интервью, но телевизионщики показали себя очень открытыми и заинтересованными в заикании. В Дортмунде Бенедикт дал интервью студенческому журналу «Курт», в котором утверждает: «Несмотря на заикание, мы – нормальные люди». В Кёльне группа взаимопомощи подарила книги о заикании городской библиотеке. В Гамбурге активисты местной группы взаимопомощи вместе с учащимися Логопедической школы раздавали прохожим листовки; при этом сами они были в футболках с девизом на груди «Каждый говорит по-своему». И еще они дали интервью одной гамбургской радиостанции.

Хорошая статья – «Добрые предрассудки о заикании» (Nette Vorurteile über das Stottern). Ее автор, колумнист Штеффен Пашке, пишет о том, что в беллетристике часто встречают негативные образы заикающихся, но есть и другие примеры. В частности, в автобиографическом романе немецкого писателя Петера Ваверцинека «Жестокосердная любовь» (Rabenliebe) есть пассаж: «Мне нравятся, например, заикающиеся, их сосредоточенность на слове. Всем бы людям следовало заикаться. Всем бы людям следовало, как заикающимся, придавать значение каждому слогу, каждому слову, каждому предложению. Заикающиеся стремятся к точности формулировки».
А в 1843 г. английский историк Томас Карлейль писал американскому философу Ральфу Уолдо Эмерсону о Генри Джеймсе Старшем, отце философа Уильяма Джеймса и писателя Генри Джеймса Младшего: «Он подтверждает то, что известно уже сотни лет, - что заикающийся человек никогда не бывает никчемным. И причина – в физиологии. Дело в избытке такта, чуткости в отношении окружающих людей – именно из-за этого избытка человек заикается».
Следовательно, заикающиеся – не только пример того, как надо говорить, но и образец отношения к людям: они подобно «заклинателям лошадей» (фильм Роберта Редфорда) очень чутки к настроению собеседника, всегда внимательны к нему и даже умеют эмпатически влиять на людей.

Берлинской группе взаимопомощи 52 года.

Проф. Мартин Соммер выступал с докладом «Заикание – это мозговой винегрет?»: о связи заикания с нарушениями в определенных отделах мозга. Доклад был в рамках семинара Междисциплинарного объединения речевых терапевтов (Interdisziplinäre Vereinigung der Stottertherapeuten, IVS).

phpBB [video]


Герд Ризе пишет книги о заикании и выступает с лекциями. Он сам заикается. В его статье я встретил фразу, которую я сам слышал от своих преподавателей в Университете и которую, к сожалению, многие люди не знают, которой многие не следуют в жизни, в том числе немцы: «Не бывает глупых вопросов, бывают только глупые ответы» (Es gibt keine dummen Fragen, es gibt nur dumme Antworten). На лекциях он рассказывает о заикании короля Георга, Мерилин Монро и Шагала. Оказывается, художник Марк Шагал заикался.

Заикающиеся Германии стремятся создать новую коммуникативную культуру, в которой заикаться будет таким же нормальным делом, как носить очки.

Мой комментарий.
Вот! Я сам издавна провожу эту параллель. Очки носить не стыдно? От очкариков никто не требует, чтобы они «исправляли зрение»? Тогда почему от заикающихся требуют исправлять речь?


Логопед Сабине Шютц, терапевтическая концепция DELPHIN – Deblockadierungsimpuls (деблокирующий импульс), Entspannung (расслабление), Logopädie (логопедия), Patientenzentriertheit (фокусировка на пациенте), Hörwahrnehmungstraining (тренировка слухового восприятия), Intensivtherapie (интенсивное лечение), Nasale Schwingungsakzent (акцент с носовым резонатором). Немецкая Медицинская служба страховым касс (MDK) утверждает, что метод Сабины Шютц – лучший на сегодняшний день в Германии, эффективнее, чем Кассельская школа. Основание для такого заключения – исследование 56 заикающихся детей и подростков в течение года, заключение подтверждает госпожа президент Немецкого общества фониатрии и детской аудиологии проф. Кайльманн.

Мой комментарий.
Не уверен, что это хороший метод, но я привел его для информации. Немцы почему-то всегда связывают заикание с ЛОР-областью. Я же рассказывал, как я в 2009 г. обратился в клинику Манхайма по поводу заикания и мне стали проверять слух на каком-то сложном аппарате. Кажется, ничего особенного не обнаружили. Вот и тут у Сабины Шютц – слух и носовой акцент.


Противоположность заиканию (Stottern) – тахилалия (Poltern), ускоренная речь.

В основном в Германии популярны методы Лидкомбе (для заикающихся детей младшего возраста), Кассельская, Бонная школы и метод Ван Рипера.

Теория кондиционирования немца Торстена Хессе и англичанина Рональда Мюрдена: при заикании внимание сосредоточено не на слуховом контроле речи (аудиоторном фидбеке), а на контроле речевых движений, т.е. на активности мышц. У взрослых это полностью автоматизированный, бессознательный процесс. Кондиционирование заключается именно в том, чтобы человек настраивал (condition, кондиционировал) свое подсознательное на определенные ситуации, которые раньше вызывали подсознательное напряжение нервной системы. Об этом еще 100 лет назад писал Оскар Хаусдёрфер в книге «Звучать и слышать»: сознательно звучать, бессознательно двигать ртом, а не наоборот.
По ходу жизни нервная система заикающихся кондиционирована двумя факторами: 1) страх заикания, 2) желание не заикаться, избегание заикания или вообще общения. Отсюда при общении – бессознательное напряжение мышц речевого аппарата. За страх отвечает центр лимбической системы амигдала (миндалевидное тело). За сознательные реакции отвечает таламус. При опасности нервные импульсы мгновенно, за 50 мсек., достигают амигдалы. К сожалению, с раннего детства заикающиеся привыкают (кондиционируют) связывать ситуацию говорения с чувством опасности.
Классический пример кондиционирования – рефлексы Ивана Павлова, 1904 г. Далее – бихевиоризм, когнитивная психология, теория научения.

Глубоко укоренившийся мотив заикающихся – «не заикаться», в ход идут все средства, чтобы не заикаться. Но это ложный мотив. Его обезоружить помогают следующие девизы, которые Общенемецкое объединение заикающихся сформулировало еще в 1980-90-х гг.:

    Лучше заикаться, чем молчать! (Lieber stottern als schweigen!)
    Заикание ограничивает возможности – но только в речи (Stottern behindert – aber nur beim Sprechen!)
    Я заикаюсь. И что?! (Ich stottere. Na und?!)

Рональд Мюрден дает рецепт кондиционирования из двух слов: «звук и привычка», т.е. научиться слышать свой голос (тренируется путем чтения вслух с осознанным вслушиванием) и осваивать новые модели поведения в реальных условиях (оперативное кондиционирование).

Мой комментарий
Девизы выше – отличные. Мне самому всегда хочется сказать: «Я заикаюсь. И что?».


В театре г. Халле идет постановка по фильму «Король говорит». Значение этого фильма, на взгляд режиссера постановки (который сам заикается), в том, что он впервые не выставил заикающегося на посмешище, а вызвал к заикающемуся сочувствие у нормально говорящих.

Выездные семинары на природе: группы людей собираются и практикуют речь – «природный метод» Арно Маркманна (Шварцвальд), Хаусдёрфский семинар на Балтийском море, Неделя Шпикерог на Северном море. В основном тренируют свободное звучание голоса. Часто эти семинары проходят в монастырях или в съемных домах, куда съезжаются незнакомые или уже знакомые люди. Про один из семинаров написано, что там тренируют флегматичность. И как идеал – вот такой медведь. Подпись под фотографией медведя: «Крайне маловероятно, что он заикается».

Изображение

alexogor M
Аватара
alexogor M
Репутация: 604
Лояльность: 417
Сообщения: 786
С нами: 10 лет 9 месяцев
Откуда: Тверь

Сообщение #468 alexogor » 31.01.2023, 02:58

Встреча берлинской группы взаимопомощи 26.09.2022. Это была единственная встреча, когда мне разрешили снимать на видео всё и всех, но опять же не для публичного размещения. На встрече было 5 человек – я, поляки Магдалена и ее брат Патрик, немец Филипп, турок по происхождению Халил.
Филипп работает программистом, запинки есть, но не сильные. У Магдалены – так же. Патрик вообще не заикается. У Халила заикание достаточно сильное, он сейчас проходит речевую терапию по Ван Риперу, изучает техники замедления и выхода из запинок (pull-out), но на встрече эти техники он особо не применял. Никто из них никакую заметную технику не применяет, замедленной речи ни у кого нет.

Тема встречи - «Страх речи». Магдалена была ведущей и выбрала такую тему именно потому, что у нее при несильном заикании есть страх речи.
И снова мы затронули тот момент, что в немецком обществе заикающихся часто принимают за ненормальных, неполноценных, свихнувшихся (Knall haben) и связано это со СМИ, в которых (например, в криминальных телесериалах) заикающиеся представлены как отрицательные персонажи, заикание – атрибут злодея. В России это не так. Однако и в Германии есть другие примеры: недавно вышел роман Такиса Вюргера «Невиновная» (Takis Würger „Unschuld“), в книге положительная героиня – девушка – сильно заикается. Этот писатель даже приходил еще до пандемии к ним в берлинскую группу и консультировался насчет жизни заикающихся.
Действительно, в Германии почему-то по-прежнему люди плохо понимают, что такое заикание. Филипп только что закончил магистратуру в одном университете, и он рассказывает, что пока он учился, преподаватели просили его каждый семестр приносить справку о том, что он все еще заикается (т.е. они не понимают, что заикание – это вещь, которая не исчезает, это не какой-нибудь невроз или депрессия). А справка эта нужна была для Nachteilsausgleich – «компенсации ограниченных возможностей». Я не уточнил, но видимо человек с этой справкой не обязан делать то, что делают все (например, отвечать устно), и при этом может получать оценки, как у всех.

Мы сошлись во мнении, что быстрая речь – это плохо, даже независимо от заикания. Чем быстрее люди говорят, тем сложнее им понимать друг друга.

Страх речи – от негативных впечатлений из детства. Ребенок по реакции окружающих утверждается в ощущении, что с его речью не всё в порядке, что его речь – что-то постыдное.
Однако страх речи бывает и у незаикающихся – страх выступлений, страх, когда ты стоишь перед аудиторией, перед залом, в свете прожектора. В немецком языке для этого есть даже меткое выражение – Lampenfieber. Страх речи ведет себя подобно температуре при простуде: как страх, так и высокая температура не могут быть долго, через какое-то время они снижаются.
Для десенсибилизации страха речи хороший прием – намеренное заикание (absichtliches Stottern, Pseudostottern).
Средство преодоления страха речи – говорить о своем страхе. Магдалена рассказала, что на каком-то семинаре она обратилась к участникам со словами: «Я заикаюсь, но сейчас я прохожу речевую терапию и поэтому буду иногда говорить по-особенному». Примерно такие слова нас учили говорить в Арлилии, и мне они не нравятся: в них звучит просьба извинить и «обещание», что, во-первых, применяемая техника поможет не заикаться (а вдруг нет?), и во-вторых, что в будущем я буду говорить как все без заикания. Я лично никогда никому ничего не обещаю и не извиняюсь, я просто сообщаю: «Я говорю медленно, потому что заикаюсь». И дальше говорю, как угодно, как получается, как удобно.

На встрече говорили, что заикающиеся слишком много думают о других людях, а не о себе. Ведь корень страха речи, да и корень заикания вообще, - это чрезмерная робость и беспокойство о других, об их реакции. Мы боимся говорить медленно, мы боимся заикаться, потому что мы боимся их реакции, мы боимся раздражать людей. Магдалена рассказывала, что обычно она в супермаркетах у кассы торопится, не отсчитывает мелочь, а сразу дает крупную купюру. Соответственно хорошее упражнение – не торопиться, неторопливо сложить товар в тележку и набрать мелочь в кошельке. Так и с речью: если кто-то торопится и не слушает нас до конца – это его проблема, а не наша.

Каждый год в начале сентября Земельный союз заикающихся «Восток» (Landesverband Ost) проводит семинар на озере Вандлицзее (Wandlitzsee), там техника Ван Рипера, участие 60-70 евро.

Заикающихся на Западе больше, чем на Востоке, т.к. на Западе жизнь гораздо быстрее, люди много работают и не дают себе отдыха. На Востоке – созерцательное отношение к жизни. Халил рассказал, что он жил полгода в Испании и там тоже никто никуда не спешит. Если в магазине стоит очередь к кассе и кто-то начинает выражать нетерпение, остальные люди его осаживают: мол, будь терпеливее.

Филипп и Магдалина согласились со мной, что Берлин – лучший город Германии, любимый город. Филипп – коренной берлинец, причем он родился и так и живет в Вильмерсдорфе, это хороший район на западе города. Именно в этом районе проходят эти наши встречи на Bismarckstraße. Этот район на юге граничит с моим нынешним районом Шёнеберг, а на западе Вильмерсдорф переходит в Шарлоттенбург и Вестэнд, где находится моя давняя площадь – Theodor-Heuss-Platz.

В целом это была самая приятная, теплая встреча. С каким хорошим настроением я вышел тогда с Bismarckstraße, эти встречи проходят с 19:30 до 21:00 или 21:30. И вот выйдя после встречи, я пошел по вечернему Берлину, по Вильмерсдорфу, по единственной в Берлине пешеходной улице, а затем по своему району – читал стихи на камеру, обращался к людям с вопросами.


Вернуться в «Дневники»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 10 гостей